Ленин: вочеловечение Материи

Владимир Ильич Ленин – харизматик философского материализма Нового времени. Его настоящая фамилия была Ульянов, и родился в 1870 году в г. Симбирске (ныне Ульяновск), в Российской империи. Отец его был крупным чиновником в сфере образования с правом на потомственное дворянство. Среди прLenin-childедков отца были чуваши и калмыки, мать же была наполовину еврейкой, а на другую половину – немкой и шведкой. В результате получился, хотя и рыжий, и картавый, но вполне русский, «солнцелицый» ребёнок, в котором в полной мере проявилась ёмкость и «всеядность» русской нации как таковой.

Вскоре поле рождения Володя Ульянов был крещён в Русской православной церкви. В возрасте 9-ти лет он поступил в Симбирскую мужскую гимназию, директором которой в то время был отец будущего председателя Временного правительства России – А. Ф. Керенского. Во время учёбы в гимназии Володя отличался прилежным поведением и отличным успеванием, что, впрочем, сочеталось с замкнутостью и необщительностью.

Lenin-boyНесмотря на высокое положение главы семьи, там преобладало критическое отношение к правящему режиму: открыто обсуждалась темнота и забитость основной массы народа, с одной стороны, и произвол властей, с другой. Возможно, отсюда происходила «необщительность» Володи, который быстро усвоил, о чём можно говорить открыто, а о чём нельзя.

В свои гимназические годы будущий «вождь мирового пролетариата» много читал, в особенности, русскую классическую литературу. Здесь его любимыми авторами были А. С. Пушкин, И. С. Тургенев, Н. А. Некрасов, Л. Н. Толстой. Тогда же он имел случай познакомился с произведениями русских писателей-революционеров, в частности, В. Г. Белинского и А. И. Герцена.

Lenin-YouthЮность Владимира Ульянова была омрачена чредой трагических событий. Когда ему было 16 лет, умер его отец. В следующем, 1887 году, за участие в подготовке покушения на императора Александра III был казнён его старший брат – подававший большие надежды студент Петербургского университета, специализировавшийся в области биологии. Как оказалось, он был активным участником движения Народничества, которое занималось подготовкой крестьянской революции в России, причём входил он в его «террористическую фракцию». Жестокость приговора объяснялась ещё и тем, что несколько лет назад от рук террористов погиб предыдущий российский император –  Александр II. Можно представить, каким потрясением это явилось для юного Владимира – ведь старший брат всегда был для него идеалом.

В результате семья Ульяновых не только осталась без кормильца, но оказалась отвергнутой окружающим «обществом». Но, как говорится, мир не без добрых людей. Всё тот же директор гимназии не оставил Ульяновых в беде. Благодаря его поддержке Владимир окончил гимназию с золотой медалью, а вскоре поступил в Казанский университет.  Учитывая успехи Владимира в латыни и словесности, ему советовали поступать на филологический факультет. Но интересы его тогда обретались в области права, и он поступил на юридический.

Но и в Казани злоключения Владимира не прекратились. В тамошнем университете также действовал кружок по изучению идей Народничества, причём, опять же, с «выходом» на терроризм. Туда же и вступил Ульянов-младший: он явно готовился повторить судьбу своего брата. Но, как говорится, не было счастья, да несчастье помогло. В университете начались волнения: студенты выступили в защиту своих прав. В первых рядах «бунтовщиков» был В. Ульянов. Вместе с другими активными участниками волнений он был арестован и, после разъяснительных бесед, выслан из Казани в находившееся неподалёку имение своего деда по материнской линии. Кстати, дед этот, урождённый Израиль Бланк, был выдающимся врачом, одним из зачинателей отечественной бальнеологии.

Находясь в своей первой «ссылке», Владимир вновь засел за чтение. Более всего он увлёкся произведениями Н. Г. Чернышевского – от них «веяло духом классовой борьбы». Особенно юному Ленину полюбился слабый в художественном отношении, но идейно выдержанный роман Чернышевского «Что делать?». Герой этого романа – аскетичный и целеустремлённый революционер Рахметов – стал для Владимира образцом для подражания.

В 1888 году Владимиру Ульянову было разрешено вернуться в Казань. Он вновь посещает один из революционных кружков – на сей раз по изучению марксизма. Но не К. Маркс, а Г. В. Плеханов становится его кумиром в то время. Владимир всё еще остаётся на позициях Народничества, т. е. выступает за совершение крестьянской революции в России, но под влиянием Плеханова и в отличие от своего брата, отвергает террор как метод борьбы.

В 1890 году В. Ульянову было разрешено продолжить учёбу. В 1891 году он экстерном сдаёт экзамены за курс юридического факультета Санкт-Петербургского университета. С 1892 года приступает к адвокатской практике в г. Самаре, а с 1893 года – в  С.-Петербурге. В этот период, опять же под влиянием Плеханова, молодой Ленин эволюционирует от Народничества к Марксизму. Основной действующей силой грядущей Революции в России отныне для него становится ещё не многочисленный, но уверенно набиравший силу общественный класс – пролетариат. Свои взгляды он формулирует в своих статьях, значительная часть которых выходит в открытой печати.

Среди ранних опусов Ленина выделяется работа «Что такое «друзья народа и как они воюют против социал-демократов?», в которой автор пытается защитить марксизм от нападок со стороны одного из выдающихся идеологов Народнического движения – Н. К. Михайловского. Здесь уже в значительной мере у Ленина начинает сказываться недостаток образования и культуры: он никак не мог понять, за что критикуют марксизм. Между тем Михайловский выступал не против марксизма: он выступал против догматического его толкования, против упрощённых представлений о развитии общества, против науки, которая «надменно распоряжается жизнью и смертью людей». Иными словами, критики выступали против марксизма как религии. По выражению того же Михайловского, «в поисках Истины совсем не обязательно выбирать только между народничеством и марксизмом». Как бы там ни было, В. Ульянов вскоре становится известным во многих кругах российского общества, критически настроенных к правящему режиму.

В 1895 году В. Ульянов был командирован своими соратниками-марксистами за границу, в том числе, для установления контактов с «Группой Освобождение труда», базировавшейся в Швейцарии, и встречи с «отцом российского марксизма» – Г. В. Плехановым. Миссия В. Ульянова оказалась успешной, и по возвращении в  С.-Петербург он, вместе со своими единомышленниками, объединяет разрозненные марксистские кружки города в единый «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Усиливается пропаганда марксизма среди рабочих С.-Петербурга, организовываются масштабные забастовки, устанавливаются связи с марксистскими кружками в других городах России. Условия труда и жизни рабочих в стране тогда были ужасающими, так что идеи марксизма о грядущем завоевании пролетариатом политической власти находили широкий отклик.

В том же году В. Ульянов, вместе со многими другими членами «Союза», был арестован. Несколько месяцев он провёл в тюрьме. Там у него были неплохие условия: просторная, отапливаемая одиночная камера, паркет; была разрешена переписка и заказ книг из городских библиотек. За время его пребывания в тюрьме он прочёл горы литературы, необходимой ему для дальнейшей работы. Чтобы размяться, В. Ульянов делал гимнастику или натирал пол. Его не били, не пытали, не сажали к уголовникам, не заставляли работать (а, между прочим, сидел он за деятельность, направленную на насильственное свержение существующего строя, путь даже «неконституционного»). Но В. Ульянов не был склонен обращать внимание на такие «мелочи». Марксизм стал для него, по сути, навязчивой идеей, и ничто не могло поколебать его тупой решимости изменить Мир. Это лишний раз подтверждает то, что марксизм для Ленина уже тогда фактически стал религией. А ведь он, как дипломированный адвокат, мог принести гораздо больше пользы себе и стране, защищая интересы неимущих в суде, который был тогда вполне самостоятельной ветвью власти.

Затем В. Ульянов был сослан на 3 года в Сибирь. Вскоре за ним последовала его жена – Н. К. Крупская со своей матерью. Жили они в комнатах, арендуемых в домах местных крестьян. Несмотря географическую удалённость, В. Ульянов не чувствовал себя оторванным от внешнего мира. С «большой земли» он в больших количествах выписывал книги и периодические издания, включая иностранные. Недостаток общения там, конечно, ощущался, но, опять же, не так остро: в окрестных селениях проживало немало его ссыльных товарищей, с которыми он имел возможность обсуждать вопросы революционной борьбы. Кроме того, там его окружала нетронутая, могучая сибирская природа, где он мог каждый день любоваться закатами на полноводном Енисее. Но ничто не могло смягчить В. Ульянова и поколебать его «благих намерений», которыми, как известно, вымощена дорога в ад.

Пребывание В. Ульянова в сибирской ссылке оказалось весьма плодотворным. Написанные им там работы в основном касались создания в России рабочей партии. Но были и собственно теоретические работы, среди которых выделяется «Развитие капитализма в России». В ней он пытался доказать, что капитализм в России уже победил – как в промышленности, так и в сельском хозяйстве, так что применимость марксизма в России не должна вызывать уже никаких сомнений.

В 1900 году срок ссылки В. Ульянова заканчивается. Теперь он одержим новой задачей – созданием общероссийской марксистской газеты. После посещения ряда городов России он выезжает в Швейцарию. Там он договаривается с Плехановым и его сторонниками об издании газеты «Искра» и теоретического журнала «Заря». Редакция этих изданий обосновалась в Мюнхене, куда переезжает и В. Ульянов. Одну из своих первых статей он подписывает псевдонимом «Ленин» – производным от названия великой сибирской реки Лены.

В 1902 году редакция газеты вместе с Лениным переезжает в Лондон. Тогда же появляется очередная этапная работа Ленина, названная так же, как некогда восхитивший его роман Чернышевского – «Что делать?». На этот вопрос он, в отличие от Чернышевского, отвечает чётко и недвусмысленно – «создавать партию». Но какую?

Здесь Ленин уже явно стремится опередить события и бежит впереди паровоза. Вопреки «очевидным» догматам диалектического материализма, он заявляет, что пролетариат – это сугубо стихийная Субстанция, Которая, Сама по Себе, не может развиться до «разумности» т. е. до марксизма. Поэтому «классовое сознание» в рабочее движение должны внести наиболее прогрессивные представителями «имущих классов». Сама жизнь толкает Ленина к признанию того, что из «телесности» самой по себе никак не может возникнуть «разумность». Поэтому Ленину, как материалисту, приходится изворачиваться и делать уступки идеализму, ссылаясь на «активность субъективного фактора».

Создаваемая партия и должна, по мысли Ленина, заняться внедрением марксизма в рабочее движение. Чтобы выполнить эту задачу, она должна быть «нового типа», т е. фактически, кастой жрецов, основанной на единоначалии. Так закладывались основы будущей партийной номенклатуры. Даже сам Маркс предупреждал, что не следует делить общество на две части, одна из которых возвышается над обществом (например, у Роберта Оуэна). Но так из марксизма возникал ленинизм, который, в свою очередь, прокладывал путь к сталинизму.

Марксистская партия в России (Российская социал-демократическая рабочая партия) формально была создана ещё в 1898 году. Ленин смог принять участие лишь во 2-м её съезде, который состоялся в 1903 году в Лондоне. Он работал над проектом Программы и Устава Партии вместе со своим старшим товарищем – Плехановым. В результате появились «Программа-Минимум» и «Программа-Максимум». Первая предполагала устранение остатков крепостничества и установление демократической республики, последняя же – совершение социалистической революции, установление диктатуры пролетариата и построение социалистического общества. Что касается Устава, то Ленин добивался того, чтобы каждый член Партии не мог действовать самостоятельно, но лишь в составе одной из партийной организаций. При голосовании сторонники Ленина на съезде получили большинство, после они стали называться «большевиками», а все остальные члены РСДРП – «меньшевиками».

Разногласия между «большевиками» и «меньшевиками» усилились во время 1-й русской революции 1905-1907 годов. Меньшевики считали, что, поскольку революция эта – «буржуазная», то движущей силой ея должна стать либеральная буржуазия. Большевики же, с учётом «перспективы», делали ставку на пролетариат. Они выступили за «перерастание» буржуазно-демократической революции в социалистическую и развернули подготовку вооружённого восстания. После поражения последнего и затухания Революции обе фракции, опять же, остались каждая при своём мнении. Меньшевики говорили, что «не надо было браться за оружие», большевики же упорствовали: «нет, надо было, но ещё более решительно» и т. д.

В период с 1908 по 1917 годы Ленин скрывается от царского режима в странах Западной Европы. Оттуда он осуществляет руководство деятельностью большевистской фракции РСДРП в России. С 1912 года в С.-Петербурге начинает выходить большевистская газета «Правда», куда Ленин направляет свои многочисленные статьи и письма. В начале своей 2-й эмиграции особое внимание Ленин уделяет философскому обоснованию марксизма. В 1909 году появляется его «Материализм и эмпириокритицизм», где он формулирует своей «символ веры»: «В мире нет ничего, кроме движущейся Материи».

Успешное распространение философии марксизма с новой силой поднимало вопрос об Абсолютной Истине. Здесь мнения опять разошлись. Одни – «богостроители» – призывали открыто признать Материю Богом, а философский материализм – религией. Другие же – «эмпириокритики» – предлагали вообще отказаться от «устаревшей» и «мистической» Материи, равно как и от Абсолютной Истины, как Таковой, и взамен выдвигали «современную» и «нейтральную» категорию Опыта. Ленин решительно выступил против обеих этих крайностей. Прежде всего, он выступил в защиту Абсолютной Истины. Во-вторых, он выступил за признание в качестве Таковой Материи, предлагая при этом Ея обновлённое, «диалектическое» толкование. Наконец, он решительно возражал против отождествления Материи с Богом.

Ленину удалось не только отстоять Материю в новых общественно-исторических условиях и в свете новейших научных открытий, но и заметно поднять Её статус. Ленин признавал, что существование Материи нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть полностью. В то же время, он требовал безоговорочно признать Её существование и, с этих позиций, вести беспощадную борьбу – как с традиционной религией, так и идеализмом и агностицизмом.

Итак, благодаря усилиям Ленина и несмотря на его словесное отмежевание от «богостроителей», философский материализм становится именно религией, а Материя – Богом, Которому надо поклоняться и приносить жертвы. На опасность такого развития событий указывали даже ближайшие соратники Ленина. Они совершенно справедливо полагали, что последовательный атеизм возможен только тогда, когда отвергается Абсолютная Истина. Впрочем, такое «отвержение», опять же, бесперспективно, ибо Абсолютная Истина существует и, более того, Она есть Бог. На том историческом этапе Абсолютная Истина должна была проявиться как Материя. Будучи Богом, Она также ищет вочеловечения, что выражается в возникновении философского материализма, марксизма, ленинизма и, наконец, сталинизма, как ступеней такого вочеловечения. Но Ленин «не знал», что на самом деле существует только Бог. Поэтому, низвергая Его и воздвигая на Его месте Материю, он искренне полагал, что тем самым защищает атеизм.

Разразившаяся в 1914 году 1-я мировая война застала Ленина в Австро-Венгрии, где он был арестован по подозрению в шпионаже в пользу России. Его освободили, благодаря вмешательству некоторых депутатов парламента страны пребывания. Вскоре Ленин поселился в Швейцарии.

Его отношение к этой войне было однозначным: он считал её грабительской, захватнической войной, которую развязала буржуазия в погоне за большей прибылью и которая не имеет ничего общего с интересами неимущих общественных классов, прежде всего, пролетариата. Ленин выступил за перерастание этой «империалистической» войны в войну гражданскую и за свержение буржуазных правительств, в ней участвующих. Именно тогда родилась идея «революционного пораженчества», т. е. поражения правительства собственной страны. Такая позиция, несмотря не ея вполне гуманистический пафос, на привычном, «буржуазном» языке, означала государственную измену.

С указанной проблематикой была связана работа Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма», вышедшая в 1916 году. В ней Ленин утверждает, что капитализм, как общественно-экономическая формация, вступил в свою высшую и последнюю стадию развития – «империализм», которая непосредственно предшествует пролетарской революции. Свободная рыночная конкуренция приводит к возникновению нескольких крупных компаний-монополистов, которые сосредоточиваются на извлечении сверхприбыли из экономически слаборазвитых стран и колоний. В этом свете 1-я мировая война предстаёт как борьба за передел сфер влияния между такими монополистами.

Несмотря на свои, ставшие хрестоматийными, описания «революционной ситуации», Ленин так и не смог предсказать революцию в своей собственной стране. О Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года в России он узнал из швейцарских газет. Он немедленно начинает хлопоты о возвращении в Россию. Таковые вскоре увенчались успехом: правительство Германии, учитывая идею Ленина о «поражении собственного правительства», дало согласие на передвижение Ленина и его соратников-эмигрантов через территорию этой страны и даже предоставило для этой цели специальный, охраняемый поезд.

В Петрограде Ленину была устроена пышная встреча со стороны социал-демократической общественности. В некоторых газетах его называли не иначе как «вождём мирового пролетариата». На следующий же день Ленин выступил со своими «Апрельскими тезисами», которые многих повергли в шок. Признанный классик марксизма Г. В. Плеханов охарактеризовал их как «безумную и крайне вредную попытку посеять анархическую смуту в Русской Земле», а большевик А. А. Богданов воскликнул: «Ведь это же бред!» Дело в том, что после победы Февральской революции российская социал-демократия в большинстве своём выступала за поддержку Временного правительства, за расширение буржуазно-демократических преобразований в стране и защиту революционного отечества в войне против Германии («революционное оборончество»). Ленин же, окрыляемый «репетицией» 1905 года, призывал выступить против Временного правительства и превратить буржуазную революцию в пролетарскую, а империалистическую войну – в войну гражданскую.

Харизма Ленина оказалась настолько мощной, что уже через несколько дней большевики почти единодушно приняли ленинский «бред». Одним из первых, кто изменил свою позицию и заявил о своей поддержке Ленина, был И. В. Сталин: он безошибочно почуял, куда ветер дует.

В июле 1917 года Ленин вновь был вынужден уйти в подполье: организованная большевиками демонстрация переросла в перестрелку с правительственными войсками, и многие руководители партии оказались под угрозой ареста. В это время Ленин пишет свою работу «Государство и революция», в которой он развивает марксистские представления о государстве. Он вновь настаивает на насильственном свержении «государства диктатуры буржуазии» и замене его «государством диктатуры пролетариата». После окончательного подавления сопротивления буржуазии, как считал Ленин, общественные классы исчезнут, и государство, как орудие классового господства, отомрёт.

Между тем, в стране нарастает анархия. Положение на германском фронте катастрофическое, в городах забастовки, в деревнях – крестьянские бунты. Временное правительство явно не поспевает за логикой развития Революции. Созыв Учредительного собрания оттягивается. В параллельных органах власти – Советах – на руководящих должностях оказываются большевики. Кроме того, пытаясь предотвратить «реакцию», председатель правительства – социалист А. Ф. Керенский – объявил «мятежником» Верховного главнокомандующего генерала Л. Г. Корнилова. При этом он распорядился раздать оружие рабочим Петрограда, а также освободить арестованных большевиков, которые к тому времени уже взяли курс на вооружённое восстание.

Итак, «рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой всё время говорили большевики, свершилась», – заявил Ленин 7 ноября 1917 года на 2-м Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов. Там же Ленин был избран председателем нового правительства – Совета Народных Комиссаров. Однако в политическом плане большевики опять оказались в меньшинстве: Октябрьскую революцию поддержали только левые социалисты-революционеры. С другой стороны, большевики не очень-то нуждались в других партиях: ведь пролетарское государство создаётся, прежде всего, для подавления сопротивления «буржуазии» – т. е. тех, кто с большевиками не согласен.

Придя к власти, Большевики осуществляют «мероприятия», обозначенные ещё в «Манифесте коммунистической партии» Маркса и Энгельса. Прежде всего, это были: национализация земли и недр, крупной недвижимости и банков, введение рабочего контроля на предприятиях. Новый режим отказывался платить по долгам царского правительства. Закрывались оппозиционные газеты, запрещались оппозиционные партии, митинги и демонстрации. Долгожданное Учредительное собрание было разогнано, а мирные демонстрации в его поддержку расстреляны.

Однако принимались и положительные решения. России удалось выйти из войны, хотя и ценой больших потерь и уступок. Были предприняты хотя и не бесспорные с экономической точки зрения, но по-человечески вполне объяснимые шаги: введено бесплатное образование и медицинское обслуживание, а также 8-часовой рабочий день. В области национальных отношений было провозглашено право нации на самоопределение вплоть до образования самостоятельного государства (это право в годы большевистской диктатуры оставалось лишь на бумаге и, в конечном счёте, оказалось бомбой замедленного действия). Отголоском Французской революции явилась ликвидация сословий, чинов и званий с установлением общего наименования — «граждане Российской Республики». При этом женщины получили равные права с мужчинами. Кроме того, церковь отделялась от государства, а школа – от церкви, что, впрочем, отнюдь не означало свободы совести.

Разумеется, далеко не всё население России восприняло действия большевиков с восторгом. В 1918 году в стране разразилось полномасштабная и беспощадная гражданская война, сопровождавшаяся иностранной интервенцией. При этом Ленин оказался непосредственным участником этой войны. На его жизнь было организовано несколько покушений. В результате одного из них, он был тяжело ранен, и это ранение, скорее всего, явилось одной из причин его преждевременной смерти. Кто в него стрелял, и кто стоял за покушением, до сих пор доподлинно неизвестно. Однако это покушение дало повод большевикам для развязывания против своих противников «красного террора».

После своего выздоровления Ленин принял деятельное участие в «красном терроре». Чаще всего, в его указаниях о том, как поступать с кулаками, помещиками, капиталистами, попами, «буржуазными интеллигентами» и прочими «врагами народа», встречались такие слова, как: «расстрелять», «повесить», «посадить» или «отправить в концлагерь». Однако не следует чрезмерно демонизировать этого воплотителя идей философского материализма. Некоторых своих знакомых, например, товарищей по Казанскому университету, он мягко предупреждал: «Уезжайте, или я Вас арестую». Для особо выдающихся учёных и деятелей культуры, не согласных с большевистскими преобразованиями, вместо расстрела, были даже организованы «философские пароходы», направлявшиеся в страны «буржуазной демократии».

И всё же массовые выступления против новой власти заставили большевиков в какой-то мере пойти на попятную. В 1921 году в России вводится т. н. «новая экономическая политика»: в страну, хотя и со значительными ограничениями, возвращаются частная собственность и рыночные отношения. Большевики вдруг опомнились и осознали, что всё богатство товаров и услуг, которое подлежит обобществлению при коммунизме, не может быть создано иначе, как при ненавистном «буржуазном» способе производства. Однако своеобразие такого «капитализма» состояло в том, что командные высоты в экономике страны сохранялись в руках большевиков.

В этих условиях возрастала роль большевистской партии, которая после победы Октябрьской революции стала называться «коммунистической». В 1922 году генеральным секретарём партии был назначен И. В. Сталин, который и возглавил процесс централизации власти и бюрократизации партии. При этом многие вопросы он решал единолично. Ленин не мог не заметить этих вполне объяснимых, но всё же тревожных симптомов. Однако в том же году состояние его здоровья резко ухудшилось, и он уже не мог оказывать сколько-нибудь значительное влияние на происходившие события.

В последних своих работах, написанных в перерывах между приступами болезни, Ленин предстаёт уже не таким непримиримым и беспощадным, каким он до этого всегда был, и настроенным, скорее критически к тому, что происходило тогда в России. Он выступает за союз с не-коммунистами в самых различных областях деятельности. Он обеспокоен сращиванием партийного и государственного аппарата в стране, вождизмом  Сталина и Троцкого, а также их соперничеством. Он озабочен отсталостью России, причём не столько экономической, сколько культурной. В этой связи он выдвигает триединую задачу: «индустриализация, кооперация и культурная революция».

«Индустриализация», по мысли Ленина, должна не только оснастить российское народное хозяйство передовой технической базой, но и «перековать» крестьян, которых в России было великое множество, в пролетариев. «Кооперация» – это поощрение любого добровольного объединения мелких собственников в сельском хозяйстве. Наконец, марксизм для Ленина всегда являлся высшим достижением мировой культуры. «Пролетарская культура, – писал он, – должна явиться закономерным развитием тех запасов знания, которые человечество выработало под гнетом капиталистического общества, помещичьего общества, чиновничьего общества», и «коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество». Поэтому «культурная революция» имеет своей целью «приобщение трудящихся к высшим духовным ценностям».

Ленин с уважением относился к классическому искусству. Из всех видов искусств ему наиболее близка была музыка, любовь к которой ему, по всей видимости, привила его мать, которая неплохо играла на фортепиано. Среди его любимых композиторов были Вагнер, Бетховен и Чайковский. Широко известно его высказывание о 23-й сонате Бетховена: «Ничего не знаю лучше «Араssionаtа», готов слушать её каждый день. Изумительная, нечеловеческая музыка. Я всегда с гордостью, может быть, наивной, думаю: вот какие чудеса могут делать люди!».

ленин

Осенью 1923 года Ленин находился на излечении в подмосковной усадьбе «Горки». Почувствовав некоторое улучшение в своём состоянии, он попросил своего шофёра свозить его в его кремлёвскую квартиру. Открыв дверь, Ленин опешил: всюду были явные следы обыска. Бумаги его находились в беспорядке, а некоторые вовсе отсутствовали: над ленинским имуществом уже простёр свою длань новый Хозяин. Ленин разволновался: у него перехватило дыхание, он пошатнулся, и шофёр, находившийся рядом с ним, едва успел подхватить его. По возвращении в Горки, Ленина постиг новый приступ болезни, от которого он более не оправился.

Ленин умер 21 января 1924 года. Узнав о его смерти, его ближайшие соратники плакали, как дети. Его преданность философскому материализму всё же не затмила в нём полностью чисто человеческих качеств. Руководство общим делом Ленин никогда не ставил себе в личную заслугу и противился любым попыткам установить культ его личности. Он пользовался исключительным уважением, но его не боялись, и за глаза его звали просто «Ильич». Достигнув власти, Он старался избегать насилия в отношении своих достойных противников и, по возможности, советовал им эмигрировать, говоря при этом: «Я Вас уважаю, но Вы мне мешаете».

В любом случае, его жестокость по отношению к «врагам» никогда не обращалась против его товарищей, и сердце его на самом деле было преисполнено сочувствия ко всем «труждающимся и обременённым». Он никогда не забывал, что революция делается ради Человека, хотя и по-своему понятого. Он мечтал о «мире, где каждый ближний – друг», и делал всё в доступных ему исторических рамках, чтобы осуществить эту мечту.

Итак, в лице Ленина Материя, или Тело Природы, достигла Своего вочеловечения. Философский материализм стал религией, хотя и ещё не развился в полномасштабный религиозный культ. Правда, Ленину были возданы нечеловеческие посмертные почести: к его телу началось паломничество, и его пришлось забальзамировать. В «должности» живого Божества будет утверждён человек более примитивный, полностью свободный от «общечеловеческих предрассудков». Поэтому своего полного расцвета культ вочеловеченной Материи достигнет при Сталине. Тогда уже будет вовсе необязательно «обогащать свою память всеми богатствами, которое выработало человечество». Достаточно будет просто поклониться этому «исторически ограниченному» Образу Божию.

Какие же выводы можно сделать из обожествления Тела Природы и последующего Его вочеловечения? Какия новыя черты добавляет эта Попытка к живописуемому Образу Божию? По всей видимости, здесь содержится намёк на то, что божественная Личность не может обретаться среди людей состоятельных, но, скорее, среди неимущих.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s