С точки зрения Человека

Кончилось детство. Кончились сказки. Появился Знающий.

Огляделся Он. Вокруг люди ходят, звери бегают, птицы летают; из земли растения пробиваются, вода плещется, ветер дует, огонь горит; солнце светит, звёзды мерцают. В общем, сплошная Природа.

Знающий очарован. Наконец-то всё стало на свои места, и можно видеть всё с замечательной ясностью! Вот она, жизнь в свете разума! Теперь, по всей видимости, можно оставить всё, как есть, принять Природу к сведению и только радоваться жизни. Просто жизнь теперь будет протекать под знаком Природы.

Открывшаяся картина не может не вызывать восхищения. Можно сказать, что Знающий в каком-то смысле неравнодушен к Природе. Она вызывает интерес. Она даже немного волнует. Хочется узнать о Ней больше: из чего Она состоит, какова Она в подробностях и какова Она в целом и т. д. В общем, хочется познавать. Хочется познать Её в полном объёме.

И вот Он уже не просто Знающий. Он – Позна’ющий. Начинается трудный и долгий путь познания, путь от знаемого к познанному. Это своего рода возрастание. Но это не возрастание Дитяти, это возрастание, присущее Знающему. Иными словами, Природой надо “переболеть”.

ПОЗНАНИЕ

Вода, охлаждаясь, превращается в лёд, нагреваясь, – в пар. Испаряясь, она вновь изливается на землю дождём, снегом или градом. И, конечно же, вода есть то, чем всё живое утоляет жажду.

Земля, впитав в себя воду, становится плодородной. Тогда растения коренятся в ней и добывают в ней свою пищу. Сами же растения служат пищей для животных. Что касается Человека, то Он питается как растениями, так и животными.

Огонь то вспыхивает, то угасает. Он то даёт свет и тепло, то беспощадно сжигает всё на своём пути. Но на пепелище возникает новая жизнь, иногда даже лучше прежней.

Воздух овевает всё. Он то зарезвится ветром, то застынет, как вкопанный. Но главное то, что им дышат, и без него нельзя прожить и нескольких мгновений.

Всё в Природе состоит из не видимых глазу частиц. Прежде всего, это молекулы. Они, в свою очередь, состоят из атомов, а те – из ещё более мелких частиц. Живые же существа, кроме того, состоят из клеток.

Растения растут, цветут, плодоносят и отмирают. Из плодов их вновь получаются растения, которые вновь растут, вновь плодоносят и вновь отмирают. И так повторяется, по всей видимости, до бесконечности.

У зверей и птиц заметны половые различия: это самцы и самки. Они спариваются, рождают детёнышей и подыхают. Детёныши их растут, матереют, опять спариваются, опять рождают детёнышей, и опять подыхают. И так повторяется, по всей видимости, до бесконечности.

У людей тоже имеются половые различия: это мужчины и женщины. Они вступают в брак, рождают детей и умирают. Дети их растут, взрослеют, опять вступают в брак, опять рождают детей и опять умирают. И так повторяется, по всей видимости, до бесконечности. В общем, люди – это те же животные, только «разумные», т. е. осознающие своё бытие.

Все эти растения и животные – “разумные” и “неразумные” – живут на Земле. Земля – это шарообразное небесное тело, иными словами, планета. Поверхность её состоит из воды и суши. Сама же планета Земля окружена воздухом. Она обращается вокруг солнца. Солнце – это «огненная» планета, от которой Земля получает свет и тепло, необходимые для жизни.

Звёзды на небе – это такие же солнца, вокруг которых также вполне могут обращаться планеты, в том числе, обитаемые. Эти солнца то вспыхивают, то гаснут. Соответственно, планеты вокруг них также не вечны. Они появляются и исчезают. На какой-то из них зарождается жизнь, в том числе, разумная. Но жизнь эта исчезает вместе с планетой, на которой она зародилась. И так повторяется, по всей видимости, до бесконечности.

Как именно зарождается жизнь? Точно сказать нельзя. Но, по всей видимости, это происходит следующим образом:

Вспыхивает новая звезда. От нея откалываются раскалённыя глыбы. Многия из них улетают в бесконечное пространство. Некоторые же начинают обращаться вокруг звезды. Многия такия глыбы остывают полностью. Но какия-то из них не остывают, но лишь покрываются оболочкой. Внутри же них сохраняется звёздный огонь.

На такой планете и зарождается жизнь. Сначала возникают ея низшие виды, из них развиваются высшие виды и, в конечном счёте, возникает разумная жизнь.

Сначала появляются мхи и лишайники. Затем полноценные растения, а также простейшие, одноклеточные существа, как например, амёбы. Затем более сложные – моллюски. Из – них рыбы. Последния постепенно выбираются на сушу и становятся земноводными. Затем они полностью осваиваются на суше и даже поднимаются в воздух – это птицы. Потом появляются млекопитающие – хищники и растениеядные. Некоторые из них приобретают чудовищный вид: это динозавры.

Среди этого животного многообразия подспудно вызревает один замечательный вид. Это обезьяны. Они превосходят прочих животных по многим качествам. Из крупных обезьян и образуются те самые животные, которые начинают осознавать своё бытие – люди. Таким образом, жизнь становится разумной.

Впрочем, если присмотреться повнимательнее, то у людей не всё так, как у животных. Например, у людей есть т. н. “искусство”. Из отдельных предметов Природы они могут создавать произведения, которые получаются как живые.

Ещё у людей есть стыд. Несмотря на половые различия, не все люди вступают в брак. У некоторых из них даже бывает в жизни особый промежуток – юность, когда браку они предпочитают дружбу и основное внимание уделяют телесному, душевному и умственному совершенствованию.

Некоторые юноши идут в монахи. Некоторые всё же вступают в брак, и на этом их совершенствование завершается. Впрочем, не у всех. Некоторые, даже вступив в брак, остаются в душе верными своим юношеским мечтам. Это проявляется, в частности, в создании произведений искусства, а также в различного рода добрых делах.

Но умирают все: как “продвинутые”, так и те, что “от сохи”. Так что непонятно, зачем нужно всё это совершенствование.

Перед смертью люди – да и все живые существа – болеют или иным образом сильно страдают. И смерть, по всей видимости, является итогом чрезмерных страданий. Люди изобрели много лекарств и других средств для борьбы с болезнями и страданиями и даже могут какое-то время искусственно продлевать жизнь. В то же время, они изобрели много средств, которые умножают страдания и сокращают жизнь.

Правда, иногда среди людей появляются т. н. “божьи люди”, которые утверждают, что смерти нет. Они также утверждают, что вышеупомянутое совершенствование необходимо именно для достижения бессмертия. Некоторые верят этим “божьим людям” и даже стараются следовать им. Но большинство относится к их проповеди с недоверием, ибо речь здесь идёт о вещах неочевидных.

Бессмертие большинством признаётся лишь в смысле бесконечного воспроизводства жизни во Вселенной. Но отдельным людям и вообще любым отдельным предметам Природы в бессмертии отказывается.

И всё же следует признать, что с Человеком не всё так просто, и жизнь Его не сводится к воспроизведению рода. В человеческой жизни есть некое надчеловеческое (или собственно человеческое?) измерение. Назовём это “культурой”. Можно сказать, что человек – это не только разумное, но и “культурное” животное.

Культура развивается. Порой она достигает необычайных высот. Но каждый раз она не находит видимого завершения. Более того, она подчас сменяется ещё большим варварством, чем то, которое предшествовало ей. Поэтому не вполне понятно, зачем она нужна. Для Познающего это остаётся загадкой.

ПРИРОДА

Но, собственно говоря, что такое Природа?
В широком смысле слова, это всё, что существует.
Но что же, собственно, существует?

Ближайшим образом, это некое множество предметов: камень, дерево, животное, человек и т. д. Причём каждый из этих предметов выступает, опять же, в виде некоторого множества: камни, деревья, животные, люди и т. д. Природа – это множество таких множеств. “Единственных в своём роде”, или “незаменимых” предметов здесь нет. Не считая, по всей видимости, Самой Природы.

Кроме того, все предметы Природы конечны, или смертны. Они не существуют непрерывно, но появляются и исчезают, т. е. воспроизводятся. Воспроизводятся они, по всей видимости, бесконечно. Т. е. конечность, или смертность не является для предметов Природы чем-то непоправимым. Они вечны в своей множественности. Природе же тем самым придаётся некая трепетность. Она как бы “мерцает”.

Можно также заметить, что Природа “ранжирована”. Она упорядочена от «низшего» к «высшему», от “простого” к “сложному”, от “неорганического” к “органическому”. Она выстроена в порядке “зарождения и развития жизни”. Соответственно, в Ней различаются три основных уровня: стихийное, живое и разумное. Соответственно, можно сказать, что у Природы есть “тело”, “душа” и “разум”.

Природа развивается. Она развивается от стихийного к живому, и от живого к разумному. Вместе с тем, Она всегда существует на каждом из указанных уровней – как стихия, как жизнь, и как разум.

В общем, Природу можно определить как много-уровневое, развивающееся множество бесконечно воспроизводящихся множеств. “Внизу” располагаются стихии, “посередине” – животная жизнь, и “наверху” – разумная жизнь. Иными словами, у Природы есть стихийная часть, животная часть и разумная часть.

Познающий считает Себя Человеком – Он представляет Собой “разумную часть”. Он – венец Природы. С Ним Природа достроена доверху. С Ним Она достигает разумности. Это Природа, познающая Себя. Стало быть, высшее назначение Человека – это быть Познающим, это познание Природы. Т. е. Человек – это, в конечном счёте, Учёный.

Казалось, на этом можно было бы поставить точку и, наконец, начать жить в своё удовольствие, в перерывах продолжая познавать Природу. Но не тут-то было.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПРИРОДЫ

Некогда Знающий не удовольствовался просто знанием (осознанием своего бытия) и стал познавать. Теперь же, когда Природа в достаточной степени изучена и обобщена, новая забота охватила Познающего. Возникает вопрос о происхождении Природы. Откуда всё это берётся? И что было “до”?

Вопрос этот как будто ставился и прежде. Но ставился и решался он в пределах Природы. Познающий тогда остановился на том, что Природа существует Сама по Себе. Просто Она развивается – от низшего к высшему, от стихий, через жизнь, к разуму. Стало быть, если говорить о Начале, то Оно находится где-то в Самой Природе.

Но теперь такое решение вопроса уже не кажется убедительным. Ведь по сути вопрос о происхождении Природы здесь подменяется вопросом о Ея развитии, точнее, само-развитии. Иными словами, он сводится к вопросу о том, Какой части Природы отдать предпочтение. Таковое отдаётся то Телу, то Душе, то Разуму. Познающий разрывается между «телизмом», «душизмом» и «умизмом». При этом Он не выходит за пределы Природы. Между тем, указанный вопрос нельзя решить, не выходя за эти пределы.

Такая возможность появляется именно сейчас, когда Природа, наконец, предстаёт в Своей целости. Конечно, Познающий – это уже не Ребёнок, и Он не может допустить, чтобы Природу Кто-то создал. И всё же для решения этого вопроса рано или поздно, придётся признать существование «внеприродного» Начала.

Но Познающий не может вырваться из круга Природы. Да, Он может познавать Природу. Он может представлять Её в обобщённом виде, как Целое. Наконец, Он может ставить вопрос о происхождении Природы. Но Он не может решить этот вопрос, оставаясь Познающим.

Кроме того, Познающий ставит этот вопрос как бы в отрыве от Себя и считает, что он не касается Его лично. Ему кажется, что Природа существует “Сама по Себе”, без Него. Между тем, этот вопрос не может не затрагивать Самого Познающего, Который является неотъемлемой частью Природы. Поэтому вопрос о происхождении Природы – это, не в последнюю очередь, вопрос о происхождении Самого Познающего.

Ведь Познающий тоже развивается. Он развивается, познавая и обобщая Природу. Последняя же, строго говоря, вовсе не развивается . И вопрос, скорее, состоит в том, Кем был Познающий до того, как Он стал Таковым, и Кем Он станет после того, как Он перестанет быть Познающим. Иными словами, вопрос об Истине оказывается шире, чем вопрос о познании Природы. Сам Познающий оказывается ступенью более широкого развития.

При этом важно именно становление Познающего, но не как предмета природы, т. е. не из “Природы”. Этот Познающий, Который пытается вывести Природу из Самой Себя, а Себя – из Природы, ведь Сам откуда-то появился. Природа, в самом деле, встречается на Его пути. Но наступает тот миг, когда Она остаётся позади.

Вместе с тем, Познающий продолжает считать Себя “одним из людей”, смертным, как и все прочие отдельные люди и прочие предметы Природы. Как Познающий, как венец Природы, Он вечен. И со времени осознания Себя Таковым, Он как будто обречён на вечное познание, на открытие в Природе всё новых подробностей.

ИСКУССТВО

Восходитель поднялся на очередную вершину. Перед Ним раскинулась долина, которой не видно конца. Здесь Он – Человек, а вокруг Него – Природа. Он узнаёт, как Его зовут, кто Его родители, и как называются предметы вокруг Него. Он готов остаться там и жить, “как все”, в долине. Но Он продолжает восхождение.

Поднялся Он ещё выше и увидел, как из обезьяны получается человек, как зарождается жизнь на Земле. Потом Он увидел, как вспыхивают и гаснут звёзды, как рождаются и гибнут планеты. Но Ему надо подниматься ещё выше.

И вот Он поднялся на такую высоту, откуда отдельные предметы Природы уже не различаются. Они собираются в нечто единое, и в этом Едином различаются лишь Тело, Душа и Разум.

Наконец, Природа исчезает вовсе. Вернее, Она преобразуется в Нечто необычное и прекрасное. Стираются прежния черты. И чем выше поднимаешься, тем чётче проступают черты новыя. Но, чтобы разглядеть их, надо подниматься ещё выше.

И вот на пути Восходителя открывается новая долина – совсем не та, что Он некогда оставил. Это какой-то новый, неведомый мир. Отдельные предметы Природы всё ещё попадаются на пути Восходителя. Но это уже не совсем предметы Природы. Во всяком случае, эти предметы не связаны с познанием.

Предметы эти оказываются двух видов. Первый вид – это рукотворные, искусственные, предметы, которые получаются, как живые и которые вызывают особый отклик в душе. Это готовые произведения искусства. Второй вид – это материал для создания таковых. Это предметы, которые хочется некоторым образом упорядочить, одушевить, очеловечить.

Например, Восходитель видит кусок мрамора. Но это уже не просто кусок мрамора. Это материал для создания статуи. Или же Он видит груду камней. Но это уже не просто груда камней. Это материл для строительства храма. Подобным же образом, из звуков рождается музыка, слова преобразуются в поэзию, из наблюдений людских взаимоотношений рождается драма, из стихийных народных плясок рождается балет. И всё это в любом сочетании.

Статуя – это, конечно не живой человек. Но и нельзя сказать, что это “мёртвый” человек. Она как бы “дышит”. Это условно живой человек. Храм также нельзя назвать “живым”. Но он прекрасен, и он соразмерен. Рисунок – это не просто копия предметов Природы. Это определённое впечатление, настроение, мысль. В природе такого нет. Поэзия – это не повседневная речь. Она лучше. Музыка – это не просто “звуки” и даже не “набор звуков”. Это мелодия, это гармония.

В этих остатках Природы проступает нечто соразмерное. В них как бы запечатлён некий Образ, напоминающий человеческий. Точнее, это некая упорядоченная, облагороженная, прекрасная Природа. Это Космос.

Стало быть, задача Художника состоит в том, чтобы улучшить Природу до Космоса, выявить Его, сделать Его более ощутимым. “Отсечь лишнее”, “стереть случайныя черты”. С одной стороны, есть стремление создать Его. С другой стороны, есть стремление понять Его. Так получаются произведения искусства.

При этом Художник находится “по ту сторону”. Из наличного природного материала Он творит Свой Космос “оттуда”. Во всяком случае, это художественный Образ. Это Образ, Который создаётся и воспринимается посредством предметов Природы. Восходитель распредмечивает эти остатки Природы, ускоряя Ея полное исчезновение.

Собственно люди здесь также ещё присутствуют. Но это уже не “те” люди. С одной стороны это творцы – те, кто создают произведения искусства. С другой стороны, это те, которые эти произведения понимают. Соответственно, Восходитель выступает здесь и как Творящий, и как Понимающий. Третий вид – это Человек как материал для создания произведений искусства и как само произведение искусства.

Восходитель простодушно продолжает считать Себя всё тем же Человеком, предметом Природы. В самом деле, Он в какой-то степени остаётся Познающим. Но Его отношение к Природе существенно меняется. “Начало” Природы наконец-то выносится за пределы Природы. Сюда вновь привлекаются божественные силы. Но это не прежние сказочные Боги. Теперь это единый Бог-Творец. Конечно же, Природу можно только сотворить.

Тогда открылась Ему тайна творения. Восходитель понял, что Природа, неотъемлемой частью Которой является Он Сам, сотворена. Его собственное творчество, создание произведений искусства, есть не что иное, как проявление этой Истины. Ибо, если Природа действительно сотворена, то это не может не проявиться. И Его способность создавать произведения искусства, а также понимать их указывает на Его внеприродное происхождение.

Человек здесь выступает уже не Учёный, а, скорее, Художник, Который есть одновременно и Творец, и Понимающий. Это проявляется в создании, а также в восприятии произведений искусства. С другой стороны, это уже не собственно Человек, не совсем Человек. Он в какой-то степени уже “не от мира сего”.

Но искусство не остаётся таковым. Оно развивается. Но не только само в себе. Конечная его цель – это не создание произведения искусства, а проявление Космоса. Но тогда искусство должно перестать быть искусством, а Художник должен перестать быть Художником.

КОСМОС

Восходитель поднялся ещё выше, и взору Его предстала чудная долина. Собственно “предметов Природы” здесь уже вовсе нет. Что касается произведений искусства, то они здесь, безусловно есть, но они уже не имеют самостоятельного значения. Сама Природа здесь так соразмерна и живописна, что уже нет необходимости Её каким-то образом улучшать.

Так вот, оказывается, что пытался создать Восходитель, будучи Художником! И вот что Он пытался отыскать в произведениях искусства, воспринимая таковые! Значит, Космос существует на самом деле! Просто Его ещё надо достичь. И путь к Нему лежит через искусство.

Здесь никогда не бывает холодно: это страна вечного лета. Днём здесь бывает достаточно жарко, но жара никогда не бывает изнуряющей. Постоянно веет приятный, лёгкий ветерок. К тому же от солнца всегда можно укрыться в тени или полутени деревьев. Или же можно окунуться в море, которое здесь тёплое и ласковое.

Тихо. Лишь пение цикад и звук прибоя. Ночи здесь тёплые и столь же тихие, нарушаемые лишь трелями сверчков. Небо совершенно прозрачно и усеяно яркими звёздами, которые кажутся совсем близко.

Горы здесь достаточно высокие. Но они не подавляют своим величием. Образуя причудливые очертания, они то плавно, то резко сбегают к морю.

Леса здесь негустые. Скорее, они напоминают парки или лесопарки. Земля почти сплошь покрыта цветами. Воздух напоён их ароматом, который, соединяясь с запахом кипарисов и моря, образует неповторимое сочетание. Дожди выпадают достаточно часто. Но это тёплые, незатяжные дожди, и выпадают они обычно ночью.

Люди здесь приветливые, доброжелательные, интересные. Их вряд ли можно назвать «красивыми», но в них есть некая внутренняя красота, которая не может не проявиться. Они встречают тебя, как старого знакомого, и, если ты в чём имеешь нужду, ты всегда можешь рассчитывать на их помощь. Речь их напевна и мудра, а движения изящны и плавны. Живут они в небольших, но уютных домах, где никогда не запираются двери. Дети здесь не делятся на “своих” и “чужих”. Игра и учёба у них идут рука об руку.

Пища здесь свежая и разнообразная, и в ней никогда не бывает недостатка.

Все дела здесь спорятся. Впрочем, здесь никогда не приходится работать до изнеможения.

Восходитель дивится окружающему. В то же время, Он чувствует, что это ещё не всё, и Он должен встретить что-то Главное, что в наибольшей степени олицетворяло бы красоту Космоса, что было бы средоточием этой чудесной природы, этих сердечных людей. Для этого Ему надо идти дальше и подниматься выше.

Он внимательно вглядывается в лица встречаемых Им людей. Как Художник, Который намечает смысловой центр Своей композиции, или как Восприятель произведения искусства, Который ищет в последнем некое сердцевинное, заветное место. И вот Восходителя охватывает какой-то неведомый трепет. Глаза Его ловят чей-то пытливый взгляд. Как будто что-то давно забытое, но в то же время близкое и родное. Кто это?

“Это Друг”, – был Ему ответ.
– Но что значит “Друг”? Знакомый? Родственник? Соученик? Сотрудник? Союзник? Такой же Художник? Или почитатель искусства?”
– Нет, это “другой Ты”.
– А зачем Мне “другой Я”? Разве Мне недостаточно “Меня одного”?
– Нет, недостаточно. Дело в том, что Ты – это не только Ты. Это и Другой. И без этого Другого Ты никто. И жизнь Твоя отныне будет проходить под знаком Другого. Этот “призрак” отныне будет сопровождать Тебя тайно или явно.

Возможно, именно здесь открывается сокровенный смысл «культуры». Это не «образованность», и это не «учёность», и это даже не способность создавать или понимать произведения искусства. Иными словами, это  жизнь не только под знаком Природы, не только под знаком Искусства, но, прежде всего, под знаком Другого. Это жизнь с учётом Другого, это жизнь в надежде на отзыв со стороны Другого. Это жизнь не только «ради Себя», но и «ради Другого».

Тайна творения здесь раскрывается в полную силу и получает новое, ещё более ощутимое выражение. Ведь поистине творится не собственно Природа, а Познающий. И эта истина проявляется уже не в произведениях искусства, но, прежде всего, в таинстве дружбы. Восходитель при этом выступает уже не как Творящий и Понимающий произведения искусства, но как творящий и понимающий Другого, равно как и творимый и понимаемый Другим. Ведь что такое “понимание”? По сути это есть не что иное, как осознание Своей сотворённости.

Восходитель хочет познакомиться с Другом. Но это оказывается делом нелёгким. Друг в самом деле ведёт Себя как призрак – Он появляется то тут, то там, но каждый раз как Восходитель приближается к нему, Тот исчезает. Или же Восходитель издали видит человека, похожего на Друга. Но, по мере приближения его к предполагаемому Другу, Тот оказывается обычным Человеком.

Но как-то раз Восходитель вновь издали увидел Человека, похожего на Друга. Он опять попытался приблизиться к Нему. Но в этом даже не было необходимости – незнакомец шёл Ему навстречу. По мере Их приближения Друг к Другу, незнакомец вовсе он не превращался в «обычного Человека». Напротив, Он всё так же оставался похожим на Друга. Более того, черты Его становились всё более отчётливыми, и теперь уже не было никакого сомнения: это именно Он. Всё-таки приходит время, когда незнакомец оказывается Другом. Значит, Друг действительно существует! Равно как и Космос!

И вот Он уже рядом, буквально на расстоянии вытянутой руки. Оба замедляют шаг и уже почти касаются Друг Друга. Но в последний момент Они почему-то расходятся, не сказав Друг Другу ни слова, и вновь идут каждый Своей дорогой. Лишь охватившая Восходителя радость узнавания указывала на то, что Его первая встреча с Другом всё-таки состоялась.

В самом деле, отношения с «Другим Я» установить не так-то просто. При сближении с Ним обнаруживается столько же притяжения, столько и отталкивания. И это сопротивление порой невозможно преодолеть. Ведь Оба «Я» вполне самодостаточны. Застенчивость и гордость бдительно стоят на страже Их независимости и охраняют Их от любых посягательств «извне». Эта «стена» препятствует также и Их встрече. Сами Они «просто так» никогда не пойдут на сближение. Здесь нужен серьёзный повод, который никак не возникает. А, если и возникает, то он оказывается не достаточно весомым для надлежащего сближения.

Но, как говорится, случай редок, но щедр. Их знакомство всё же рано или поздно происходит – как правило, совершенно неожиданно для Обоих. И даже тогда, когда Они, наконец, сталкиваются лицом е лицу, Каждый из Них изо всех сил старается не выдать своей радости и придать этому знакомству как можно более официальности. К тому же, Оба терзаемы сомнениями в отношении Друг Друга – ведь Друга ещё надо испытать.

Так или иначе, вопрос о решающем испытании Друг Друга откладывается на неопределённое время. Оба пока довольствуются неуловимыми для окружающих, но столь понятными и важными для Них знаками взаимной преданности. Время проходит в бесконечных разговорах. И ведь есть о чём поговорить! Разнообразные знания о Природе, предположения о Ея происхождении, о значении искусства, о его направлениях, – всё это оказалось неисчерпаемым предметом для задушевных бесед.

Каждый, как мог, при этом совершенствовался, пополняя своих знания о Природе, упражняясь в различных искусствах, достигая новых успехов в телесном и нравственном совершенствовании. Каждый внимательно следил не только за словами, но и за делами и поступками Другого. Но главное то, что теперь Восходитель не один. Этот отрезок пути Он преодолевает вместе с Другом.

МИР

Восходитель поднимается всё выше. И вот Он взобрался на такую высоту, на которую Ему лучше бы не подниматься. Перед Ним раскинулась очередная долина. Но что это? Природа, до этого такая дружественная, внезапно преображается. Но не в лучшую сторону.

Погода здесь – это непогода. Если дождь, то он промочит до нитки. Если солнце, то от него негде укрыться. Если холод, то он проберёт тебя до костей. Если вода, то она непригодна для питья. Если воздух, то им трудно дышать. Природа – это либо совершенно дикая, либо уже изуродованная человеком. Вместо лесопарков буреломы, болота или пустыни. Звери и птицы, которые встречаются на пути, большей частью опасны. Змеи здесь ядовиты, а насекомые невыносимы.

Море здесь холодное и постоянно штормит. Горы подавляют. Или же это бескрайняя, унылая равнина.

Люди, которые встречаются на пути Восходителя, грубы и неприветливы. Кругом грязь. Они где едят, там и гадят. Собственно “домов” здесь нет. Всё, что радовало бы глаз или было бы пригодно для жилья, либо уже разрушено, либо ещё не построено. Попадаются лишь покосившиеся избёнки да многоэтажные коробки.

Восходитель оглянулся, чтобы поделиться своими невесёлыми впечатлениями с Другом. Но Друга на месте не оказалось. Напрасно Восходитель искал и звал Его. По всей видимости, Он остался там, в стране вечного лета. Как жаль! Ведь Им столько ещё хотелось сказать Друг Другу! Но, по зрелом размышлении: ведь в «другом Я» нет ничего такого, чего бы не было в Самом Восходителе. Так что к  чему это «удвоение сущностей»? Как бы там ни было, Восходитель выходит из Космоса, обогащённый этой встречей, общением с «другим Я». И в этом, по всей видимости, также была своя необходимость.

Долина, которая теперь открывалась перед Восходителем, откровенно враждебна Ему. В ней царит зло, несправедливость, болезни. Здесь правит произвол и насилие. У людей уродливые, злобные или притворно приветливые лица.

Здесь ничего не получается. Восходителя преследуют неудачи на всяком поприще. Каждое новое знакомство заканчивается разочарованием или предательством.

Он пытается улучшить Природу. Он осушает болота, обводняет пустыни. Он образовывает народ. Но болота превращаются в пустыни, а пустыни – в болота. Народ же вовсе не становится лучше и норовит употребить приобретённые знания во зло.

Тогда Он делает отчаянную попытку не просто “улучшить”, но “изменить” мир. Для этого Он привлекает многие знания, собирает и убеждает многих людей, использует или торопит всякую благоприятную возможность. Но чем больше изменений удаётся Ему провести в жизнь, тем хуже становится в итоге. Борьба за справедливость оканчивается ещё большей несправедливостью. Пытаясь “освободить” Человека, Он ещё более закабаляет Его.

Увы! Законы Природы неприменимы к “надприродным” явлениям. Конечно, мир можно и нужно пытаться улучшать. Но бесполезно его переделывать. В этой долине Восходитель по сути Страдалец, и ничего хорошего здесь Его не ждёт. Но Он не может вернуться назад. А выше только небо.

Как ни закалён Восходитель, но силы начинают оставлять Его. Он всё более одолеваем различными болезнями. Всё чаще Он останавливается, и даже падает. Но никто не протягивает Ему руки. Напротив, Его вновь толкают и не дают подняться.

Идти становится всё труднее. Каждый новый шаг даётся с трудом. Как будто пудовыя гири подвешены к ногам Его. Тело Его кровоточит. На Нём уже почти не осталось живого места. Но Он упорно карабкается вверх.

Путь Восходителя не только труден, но и опасен. Дорога становится всё круче, и всё уже. Отчаяние охватывает Его. Неужели всё это восхождение было напрасным?

Вдруг Он замечает, что дорога упирается в пропасть. Но, увы, заметил он это слишком поздно. Восходитель срывается…

НЕБО

Но чудо! Какая-то неведомая сила подхватывает Его и возвращает на прежнюю дорогу. Это кажется невозможным, но пропасти на такой высоте оказываются не смертельными. Т. е. они, конечно, смертельны. Но они столь же и «воскресны». Здесь Восходитель испытывает не только страх смерти, но и радость воскресения. Отныне эти пропасти, эти падения и взлёты становятся неотъемлемым условием Его продвижения. Это путь от вершины к вершине.

Теперь Восходитель выступает уже не только как Знающий, но, прежде всего, как Верующий. Конечно, можно познавать, можно творить и воспринимать произведения искусства, можно быть верным Другом, можно улучшать мир. Но при всём этом можно осознавать условность и относительность Того, что происходит. Ибо теперь лишь Вера – единственная действительность.

И вот уже нет границы между пропастью и вершиной. Восходитель дошёл до высшей точки Своего восхождения. Здесь Он как бы парит. Неужели это спасение? Значит, правду говорили божьи люди, что «смерти нет»? Но, Боже, как же бесконечно долго надо к этому идти! И как высоко надо подниматься!

Что ж, жизнь продолжается. Нет, скорее, она только начинается. Прощай, жизнь смертная! Здравствуй, жизнь вечная!

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s