Заметки на полях

  1. Философия есть великая попытка упорядочить безумство жизни, в коем большинство людей склонно упорствовать.
  1. Платон продолжил линию «академической философии». При этом он, вслед за пифагорейцами, подчёркивал разумность Сущего. Но Платон всё же выходит за рамки «академической» философии, видя задачу философии не столько в познании Истины, сколько в понимании таковой. Философ, по Платону, – это понимающий «друг Бога», которому открывается тайна творения Демиургом «малого Бога» – Космоса.
  1. Философия может показаться чисто человеческим изобретением. Вместе с тем, наличие её, скорее, указывает на божественность Человека, на то, что Он часть более великого Целого. Человек – это разумное сущее, пребывающее в лоне божественной Личности, составляя определенную ступень в развитии Ея. Философия выступает как попытка Бога осознать Себя на человеческой ступени Своего развития.
  1. Философия в прямом смысле слова есть божественная наука. Это попытка Бога осознать Себя вне Своего вочеловечения. Наиболее очевидным примером вочеловечения Бога в европейской истории пока что является Иисус из Назарета, названный Христом. Поэтому осознание Иисусом Себя в бытность Его Человеком – это и есть сокровенный смысл античной философии, бывшей до Него. Последняя есть предвосхищение указанного вочеловечения, Евангелие – свидетельство о нём, а средневековая философия – воспоминание о нем.
  1. Истина состоит в бытии Божием. Бог существует всегда, но не всегда Он вочеловечен.  Лишь бытие вочеловечившегося Бога отмечено полнотой и завершенностью. Все ступени развития Сущего объемлются здесь единой Человеческой Личностью. Поэтому Истина состоит в не просто в бытии Божием, но именно в бытии вочеловечившегосяБога. Всякая жизнь вне такого вочеловечения несет на себе печать условности. Это либо предвосхищение, либо свидетельство, либо воспоминание.
  1. Бог – это, в конечном счёте, Личность. Поэтому Он жаждет личного воплощения, или вочеловечения, и не успокоится, пока не обретёт такового.
  1. Маяковский писал:
  •          Поэзия – пресволочнейшая штуковина:
  •          Существует – и ни в зуб ногой.

Наверное, не пристало говорить в таких выражениях о Боге. Но существование Его столь же неотвратимо. Даже когда ты отрицаешь Его, это значит, что ты признаёшь Богом нечто другое, что, скорее всего, Таковым не является или же является не вполне Таковым. Иными словами, когда ты пытаешься заменить Бога чем-то Иным, то всё равно получается Бог, вернее Образ Божий. Вопрос лишь в том, насколько этот «исторически ограниченный» Образ соответствует Прообразу.

  1. Гегель: Проявление различия есть некое беспокойство. Это некий переход. Это переход в Иное. Но Иное, в Которое осуществляется переход, оказывается Тем же Самым. Это залог грядущего “снятия” различия.
  1. Наиболее здравой позицией Человека в отношении вещей неочевидных представляется всё же не «атеизм», а, скорее, «скептицизм», или «агностицизм». Но может ли Человек полностью отказаться от Абсолютной Истины? Пожалуй, нет. Ибо Абсолютная Истина (Истинно Сущее) существует. Она беспокоит Человека, будоражит Его ум, тревожит Его воображение и побуждает Его к поиску. Кроме того, есть и обратное движение. Истинно Сущее, со Своей стороны, жаждет вочеловечения. Оно напоминает о Себе при каждом удобном случае и с надеждой откликается каждый раз, когда Человек называет имя Божие.
  1. Человек полагает, что Природа – то, что существует поистине, «на самом деле». Ничего не поделаешь: Истинно Сущее является Человеку именно как Природа. Человек не может преодолеть пределы Природы, не перестав быть Человеком.
  1. Наиболее подобающим мировоззрением для Человека (вернее, для Истинно Сущего в бытность Его Человеком) является субъективный идеализм, ибо всё же первичен Познающий, а не Предмет Его познания. Ведь Человек знает Бога, прежде всего, как Себя, а не как «Природу». Правда, такой идеализм сопряжён со скептицизмом. Но Истинно Сущее жаждет определённости, и это вынуждает философов домысливать Субъект и «поднимать» Его до Абсолюта.
  1. Как же перестать быть Человеком? Как вырваться из объятий Природы? Сначала это происходит через Искусство. Здесь Природа воспринимается уже не просто как «Данность», но как Материал, а Человек выступает уже не просто как Человек, но как Художник.
  1. Благодаря усилиям Художника, Природа обретает человеческий облик. Но не сразу Человек проявляется в Ней. Сначала Природа улучшается до «Космоса». И в Нём уже легче различить Человека.
  1. Художники-романтики предельно приблизили Человека, скрывающегося в Природе. Более того, они обнаружили, что этот Человек – Друг.
  1. Можно сказать, что искусство «необязательно». Но столь же неодолимо желание помочь Человеку, скрытому в Природе, проявиться.
  1. Конечно же, люди не равны. Даже будучи в человеческом обличье, Истинно Сущее находится на разных ступенях Своего развития. Но исторически сложившиеся формы общественного неравенства далеко не всегда соответствуют действительному неравенству. В этом смысле, нет разницы между «благородным» и «простолюдином».

В этом, в частности, состоит ошибка («историческая ограниченность») философского идеализма, который полагал всех людей равными и предлагал всем лишь осознать этот «факт». Философский материализм также выступал за равенство людей, но при условии, что все они «пролетарии». Против таких ущербных моделей равенства восстал Ницше. Оставаясь верным своей мифологической установке и нимало не заботясь об осуществимости своих притязаний, он ратовал за восстановление рабовладельческого общественного строя, но с тем условием, что власть будет принадлежать не случайным, а только достойным и «продвинутым» людям, клану равных, клану друзей. Недаром Плеханов называл Ницше «взбесившимся интеллигентом».

  1. К вопросу о бессмертии:
  • Такая ли уж это разница большая,
  • В каком обличье развиваться?
  1. Для обсуждения философских вопросов необходимо подняться на философский уровень рассмотрения вещей. Почему-то сплошь и рядом эти вопросы обсуждаются «снизу», с позиций обыденного сознания (т. н. «наивного реализма»). В лучшем случае, философию загоняют в рамки привычной марксистской парадигмы и считают «формой общественного сознания» и как «науку о наиболее общих законах развития Природы, Общества и (человеческого) Мышления».
  2. Будучи отображением Человека и будучи Человеком по сути, Природа представляет собой неразрывное единство Тела, Души и Разума. Философский идеализм, материализм, и философия жизни – попытки (в конечном счёте, неудачные) свести Её в какому-то одному Началу.
  1. Разум не мог бы возникнуть, если бы Его не было в Начале. Жизнь не могла бы возникнуть, если бы Её не было в Начале. Тело не могло бы возникнуть, если бы Его не было в Начале.
  1. Как только открывается Природа (как только появляется Человек), т. е., как только Бог оказывается (осознаёт Себя) Человеком, сразу же начинаются Его догадки относительно того, Кто «Он» есть по сути, исходя из Природы: Разум, Тело, или Душа?
  1. И всё же Человек знает Бога, прежде всего, как Себя, а не как «Природу».
  1. Довод в пользу первичности сознания: ведь сначала возникла идеалистическая логика Гегеля, и лишь затем – ея материалистическая интерпретация Марксом.
  1. Спиноза обожествил Природу. Кант усомнился в объективной реальности Природы и провозгласил первичность Субъекта. Фихте поддержал его, Шеллинг же попытался «примирить» Субъект с Объектом в Искусстве.

Доводы Шеллинга показались неубедительными, и философы вновь обратились к Природе. В Оной различились Тело, Душа, и Разум. Тогда Гегель выдал нечто, что он ошибочно приписал Разуму Природы, а Маркс затем применил к Телу Природы. Душа же Природы оказалась Особой своенравной и всячески сопротивлялась наложению на Нея гегелевской схемы развития. Но и Она получила Своё философское выражение в «философии Жизни».

Таким образом, Природа, объявленная Богом, «рас-троилась». Но никакая из Ея Трёх Частей, точнее Источников, не удовольстовалась чисто философским выражением и продолжила развитие вплоть до личного воплощения. Идеализм, материализм, и философия жизни суть реальныя философии, которыя проявились соответственно во Французской и Русской революциях, а также германском Нацизме. Указанные общественные потрясения происходят в силу того, что попытка Бога осознать Себя, неотделима от попытки Его вочеловечиться.

Либерализм, нацизм и коммунизм суть конкретные проявления веры в Природу. К сожалению, Бог, в бытность Его Человеком, должен «переболеть» всеми этими 3-мя попытками незрелого вочеловечения.

Великое открытие Фейербаха: «Субъект – это Человек». Жаль только, что он вновь стал выводить Его из Природы. С другой стороны, ведь для Человека не может быть иной Действительности, кроме Природы. Хотя Он развивается и уже достиг в познании Природы философских высот, Он был ещё всецело погружён в Природу. Так что более Некому было это приписать. Никому и в голову не пришло приписать «гегелевское» истинному Субъекту. О Последнем пока вообще забыли. Лишь экзистенциализм напомнил о Его существовании.

  1. Как можно жить, не зная как?
  1. Главное в человеке – это не только его способность действовать, но и, не в меньшей мере, его способность страдать.
  1. Прерывность бытия не умаляет его бесконечности. Напротив, именно эта прерывность делает бесконечность бытия истинной. Жизнь человеческая – это всегда трагедия, поскольку она кончается смертью. И всё же это не безусловная трагедия, поскольку существует бессмертный Бог.
  1. И Художник, и Друг, и Страдалец с надеждой включаются в очередную попытку вочеловечения. Но каково же бывает их разочарование, когда вместо «лучшего мира» они получают разнузданный языческий культ!
  1. Жизнь дана не для удовольствия, а для развития. И ты никогда не будет по-настоящему счастлив, пока не познаешь радость труда и сладость пустыни.
  1. «Истина непознаваема». Но откуда ты это знаешь?
  1. Смерть поистине есть лишь «смена тела», которая происходит, когда дальнейшее развитие в рамках нынешнего тела становится невозможным, когда оно становится препятствием для дальнейшего развития Личности.
  1. Для Художника, тем более для Экзистента, «Природы» не существует. «Творение» и «существование» суть прерогативы Субъекта, поэтому некорректно приписывать таковые Природе. Последняя «исчезает» в силу развития именно Субъекта. И упорствование в Ней со стороны Творца или Экзистента означает возврат на точку зрения Человека или Первобытного Человека. Вот почему замыслы Скрябина или Хайдеггера оказались наименее жизнеспособными – они были обречены на неудачу с самого начала.
  1. В конечном счёте, жизнь – это написание философской системы.
  1. «Человеческое общество» – это во многом столь же искусственное и условное Образование, как и «Природа», высшим проявлением Коей Оно считается. Развивающийся Бог здесь представлен в виде Множества Людей, Которые поистине между собой никак не сообщаются, ибо Каждый из Них представляет собой свою, неповторимую ступень в развитии Божества. Воедино Они собираются лишь в натурфилософии, со всеми ея разновидностями: при обожествлении Природы как Целого это «подданные», в (объективным) идеализме это «граждане», в материализме – «пролетарии» (неимущие труженики), а в философии жизни – «стадо».
  1. Каждый на своём месте, становясь чуть-чуть лучше, вносит свой посильный вклад в божественное развитие.
  1. Всякий промежуточный религиозный культ сопряжён с жертвоприношениями. Лишь истинный Бог говорит: «не жертвы, но милости».
  1. После чреды попыток обожествления Природы, а также основных Ея Частей, создаются предпосылки для проявления окончательного Образа Божия, полностью созвучного Своему Прообразу. Все эти попытки не прошли впустую: они дают нам некоторое представление о свойствах, которыми Он должен обладать. Он должен быть царского происхождения и европеоид. Он также должен быть образован, неимущ, и, кончено же, это должна быть творческая личность.
  1. Основной вопрос в том, признаёшь ли ты продолжение жизни через смерть.
  1. Шеллинг попытался объединить Объект и Субъект. Вместо этого он сбился на иррационализм и «объединил» Тело и Разум Природы. В результате вновь открылась бездна Мировой Души: Воля, творящая Природу. Осознав, что у него получилось «не совсем то», Шеллинг впал в скептицизм и вернулся в лоно традиционной веры.
  1. Сначала натурфилософия «отчуждает» от Человека Всего Человека (в виде Природы); вернее, она лишь удостоверяет это уже свершившееся отчуждение, уже образовавшееся отображение Человека (в виде Природы). Лишь затем происходит отчуждение Человека «по частям»; вернее, различение в этом уже отчуждённом Человеке (в этом Его отображении) Разума, Тела и Души.
  1. Даже будучи Человеком, т. е. находясь в узких рамках Человеко-Природы, Бог должен как-то определиться: Он всё равно должен найти Себя, Он должен угадать Истинно Сущее. Это объясняет особенность (историческую ограниченность) образов Божиих, выдвигаемых в этот промежуток.
  1. «Основной вопрос философии» – это вопрос об Истинно Сущем. Поэтому любое философское учение следует оценивать, прежде всего, по тому, что в нём полагается как Таковое.
  1. Поистине Бог – это Субъект. Отождествляет же Он Себя с Природой. Отсюда неизбежность вочеловечения Того, с Чем Он Себя отождествляет.
  1. Сначала Бог представляет Природу просто как «Причину Самой Себя», пребывающую в единстве Ея основополагающих свойств – Разума, Души, и Тела. Но единство это неспокойное: каждое из этих Свойств притязает на «первичность» и не успокоится, пока не добьётся признания Себя в качестве «Причины» Природы.
  1. Бессмертие, или божество проявляется и в том, что каждый обнаруживает себя на определённой ступени развития, а также в том, что он побуждается к дальнейшему развитию: Progredi divinum est!
  1. Жизнь – лишь продолжение Небытия. Это насыщенное Ничто. Но в этом случае, Небытие (или Ничто) выступает как «изначальный Отец».
  1. Развивающийся да не умрёт.
  1. Мистика философского материализма состоит в том, что он берёт за основу абстракцию – «чистую телесность» и затем, ничтоже сумняшеся, выводит из Нея «жизнь» и «разум».
  1. Т.н. «основной вопрос философии» формулируется как «Что первично?». При этом предполагается, что Природа – это нечто само собой разумеющееся, и остаётся лишь выяснить, что (в Ней) первично. Между тем, Человек по невинности Своей, как правило, и не подозревает, что т. н. «Природа» – вовсе не такая уж очевидность. Поэтому лишь самые смелые философы высказывали догадку о первичности Субъекта. Однако догадка эта либо сводилась к констатации ограниченности Человека, либо вырождалась в признание Субъектом Природы.

50. Не всегда для Субъекта «бытие-к-смерти» значимо, но лишь для зрелого Субъекта. Ещё менее это значимо «до науки», т. е. для первобытного Человека.

51. Хайдеггер нащупывает, а затем подменяет истинного Субъекта. Уже который раз мыслители и философы пытаются обожествить «текущего» Субъекта, но каждый раз, положа руку на сердце, Он не дотягивает до (истинного) Бога. Агностицизм (в том числе, Канта) не может считаться удовлетворительным: вопрос о Боге каждый раз требует незамедлительного и однозначного ответа. Так что, в конечном счёте, приходится обожествить нечто воображаемое, сверхчувственное или умозрительное.

52. Бог есть То (Тот), Что (Кто) существует с необходимостью (поистине). Поэтому всякое отрицание (существования) Его фактически означает обожествление чего-то (кого-то) иного (чаще всего, Природы и/или Ея Составляющих). Скептицизм (или агностицизм) здесь не может считаться удовлетворительным, ибо вопрос этот требует однозначного и незамедлительного ответа.

53. Фейербах был прав: единственным «Предметом», достойным обожествления (в отсутствие вочеловеченного Бога) является именно Субъект, в то время как единственным реальным Субъектом является Человек.

54. Субъект – вот изначальная данность. Вот что «первично».

55. Человек над животными, Бог над людьми.

56. По своему метафизическому положению, Человеке есть Тот, Кто «на пути».

57. Истина существует. И Она не может не проявиться.

58. (Ничего, кроме) Бога нет.

59. Нет Бога без вочеловечения.

60. Самый большой грех – это не угодить Богу.

61. В «сухом остатке»: одинокий, страдающий Бог, затерянный среди Своего Собственного разнообразия.

62. Фейербах соскользнул на Человеческое Общество, и, в конечном счёте, на Материю, а Хайдеггер – на «Бытие».

63. Шеллинг, Толстой и Хайдеггер пошли на попятную. Шеллинг вернулся в христианству. Толстой и Хайдеггер – к «язычеству», точнее, к крестьянскому материализму.

64. Идея Развивающегося Бога. Вовне, в Природе, она представлена как т. н. «эволюция». Субъективно же, в Себе, это означает бессмертие (само-) совершенствования. Отсюда и смысл человеческой жизни – становиться сильнее, умнее, добрее, чище.

65. Неизбежно лишь развитие.

66. Моё дело «маленькое» – развиваться самому, и ненавязчиво помогать развиваться другим.

67. Конечно, надо помогать другим развиваться. Однако при этом необходимо помнить, что развитие – это, прежде всего, само-развитие.

68. Развитие должно быть всесторонним и гармоничным. Поэтому надо развивать то, что не-развито или недо-развито.

69. Не старайся подружиться со всеми, но попробуй отыскать в каждом хорошее.

70. Конечно, надо развиваться. Но нельзя опередить своё время.

71. Как поступать в отношении других? Соответственно. И с некоторым «авансом».

72. Когда ни в чём нет благодати – это тоже благодать.

73. В этой бесконечной вселенной всегда есть вочеловеченный Бог, Который и составляет ея средоточие.

74. Взаимопонимание может возникнуть в общении со многими людьми. Так проявляется Друг.

75. «Болезнь» – такое же естественное состояние организма, как и «здоровье».

76. «Страх сцены» не менее естественен, чем «любовь» к ней. Он изобличает не-естественность искусства, и спасает от него лишь «вера в не-естественное». Конечно, искусство ценно богатством чувств им выражаемым. И всё же оно ценно не само по себе, но как проявление творчества.

77. Культура – первичная обитель Божия. Всплеск античной культуры, равно как и всплеск культуры в Новое время есть не что иное, как подготовка Богоявления. После Такового культура иссякает, и человечество вновь низвергается во тьму варварства.

78. Бог есть Развивающийся. И каждое отдельное существо причастно Таковому, поскольку оно развивается. Развитие есть главный признак такой причастности.

79. Аллея с бюстами правителей России, начиная с Рюриковичей, вскоре появится в Москве, в Петроверигском переулке. Указанный «пантеон» есть наглядный пример обожествления Природы, венчаемой Светским Правителем, Который, соответственно, также обожествляется. Отсюда тяготение любой монархии к абсолютизму, с Людовиком XIV на Западе и Иваном Грозным на Востоке.

80. Ближайшим образом, Бог – это философский, «экзистирующий» Субъект, Который Своё высшее выражение находит в Богочеловеке.

81. Гений не дотягивает до Богочеловека. Только жизнь Богочеловека заслуживает серьёзного рассмотрения, ибо только в Нём происходит «преодоление смерти».

82.У обычных сущих смерть поистине есть не просто разрушение тела и исход души, но именно смена тела, т. е. получение нового одушевлённого тела. У Богочеловека же исход души происходит при сохранении тела.

83. Но в конечном счёте, Богочеловек умирает, «как все», что обусловливает Его второе, третье и n-е пришествие.

84. Человек зашорен. Он ничего не видит, кроме Природы. Он даже Себя выводит из Природы.

85. Что такое искусство? Это не что иное, как эксплуатация Творческого Начала, лежащего в основе возникновения Человека. В своём истинном виде это Начало проявляется в Дружбе, где Оно уравновешивается Пониманием (что в искусстве соответствует беспокойному единству Артиста и Публики).

86. Богочеловек не сваливается как снег на голову: Богоявлению предшествует весьма длительная подготовка. Каковы же признаки приближающегося Богоявления? Если начать издалека, то это:

  • 1) возникновение звезды наподобие Солнца
  • 2) возникновение планеты наподобие Земли
  • 3) возникновение Жизни на упомянутой планете
  • 4) возникновение Разумной Жизни, т. е. Человека
  • 5) возникновение первобытных религиозных верований (предвосхищающий образ Бога)
  • 6) отказ от первобытных Богов и обожествление Природы (возникновение Науки)
  • 7) возникновение Культуры, включая науки и искусства,
  • 8) возникновение Философии,
  • 9) обожествление Светского Правителя (это происходит вследствие обожествления Природы и последующего вочеловечения Её как Целого, а затем и отдельных Ея Начал – Разума, Тела и Души).

87. «Природа» – такой  Действительность открывается Богу, когда Он достигает «человеческой» ступени Своего развития.

88. Так ли уж верны эти «европейские ценности»? Если это ценности Разума, то возникает вопрос: является ли Разум Богом? Если да, то это неполноценный Бог, Который оправдывает нравственную распущенность и богохульство. Поэтому я против гей-парадов, и je ne suis pas Charlie. Если же это «общечеловеческие» ценности, тогда возникает вопрос: является ли Человек Богом? Если да, то это, опять же, неполноценный Бог, Который предписывает любить всех людей без разбора. Но подобного отношения заслуживают лишь достойные.

89. Монахи не производят потомства. Они хранят целостность мира.

90. Богочеловек всегда уже наличен в том или ином уголке Вселенной.

91. После сотворения Человека в создании произведений искусства уже нет особой необходимости. Древние греки интуитивно поняли это и не создавали почти ничего, кроме статуй.

92. Человек носится с Природой, как дурак с писаной торбой.

93. Распознавание в основе мироздания развивающейся Божественной Личности знаменует собой коперниканский переворот во взглядах на Истину и является итогом развития философии, религии и культуры в целом. Здесь, наконец, всё сходится, всё обретает подлинный смысл и расставляется по своим местам.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s