И. С. Бах: единство музыки и веры

Иоганн Себастьян Бах родился в г. Айзенахе, столице небольшого германского герцогства 31 марта 1685 года. Этот город знаменит ещё тем, что до Баха там учился в гимназии, а затем скрывался от преследований реформатор христианской церкви Мартин Лютер; там же он перевёл Новый Завет на немецкий язык.

Фамилия «Бах» (Bach), несмотря ея грозное звучание в русском языке, по-немецки означает всего-навсего «ручей». Такое «несоответствие» давало повод для каламбуров. «Бах – не ручей, а целое море», – говаривал Бетховен. Впрочем, писатель Юрий Нагибин в своём исследовании И. С. Баха склоняется к тому, что фамилия эта – искажение изначального backen – «выпекать хлеб». Тем самым подчеркивается принадлежность Баха к некоему «ремесленному цеху»: но не собственно пекарей, а творцов в широком смысле слова.

Будущий композитор родился в музыкальной семье. В 1694 году умерла его мать, а ещё через восемь месяцев за ней последовал отец. 10-летний сирота тогда поселился у своего старшего брата. Под руководством брата Иоганн начал усиленно заниматься музыкой, в частности, игрой на клавикордах. Брат познакомил его с работами различных европейских композиторов того времени. Юный Бах также приобрёл навыки игры на органе.

В 14-м возрасте Бах вместе со своим школьным другом получил стипендию с правом обучения в элитной Школе св. Михаила в Люнебурге. Путь туда был неблизким, и друзья долго добирались до места назначения – то пешком, то в экипаже. Два года, проведённые в этой школе были для Баха очень важными в плане знакомства его с высшими достижениями европейской культуры. Он пел в хоре, играл на 3-мануальном органе и клавесине. Он изучал французский, итальянский и латинский языки, историю, географию и физику, а также получил основательную подготовку в области теологии. В школе он познакомился с обучавшимися там дворянскими детьми, которые готовились к карьере дипломатов, госслужащих и офицеров.

В 1703 году, после окончания Школы Св. Михаила, Бах на протяжении многих лет работал церковным органистом в различных городах Германии. Он стал сочинять кантаты, коих он в конечном счёте написал более 200.

Когда Бах работал в Веймаре, он начал сочинять произведения для клавишных инструментов и для оркестра. Его первые опусы были написаны под влиянием итальянских мастеров, в частности, Вивальди. В Веймаре он продолжил играть на органе и сочинять произведения для него. Кроме того, он начал писать прелюдии и фуги, из которых впоследствии получился фундаментальный труд «Das Wohltemperierte Clavier» (Хорошо темперированный клавир).

В 1723 году Бах был назначен кантором Школы при церкви Св. Фомы (Thomaskirche) в Лейпциге, а также музыкальным директором основных церквей города. Он проработал на этом посту 27 лет, до самой своей смерти.

В 1733 году Бах сочинил Kyrie и Gloria для Мессы си минор. Позже он добавил к ним также Credo, Sanctus and Agnus Dei, в результате чего, получилась полномасштабная месса. Музыка для неё заимствовалась им из его ранее сочинённых кантат. Месса си минор стала величайшим произведением, написанным когда-либо для хора и оркестра. Помимо указанной Мессы, до нас дошли ещё два его монументальных полотна – «Страсти по Иоанну» и «Страсти по Матфею.

В 1747 году Баха пригласил к себе король Пруссии Фридрих II. По сути, это была встреча коллег, поскольку король сам был неплохим композитором. Во время встречи Баху была показана новинка – пианофорте Зильбермана — ранняя разновидность фортепиано. Результатом этой встречи стало «Музыкальное приношение» – цикл пьес, написанных Бахом на тему, предложенную королём. Между прочим, один из сыновей Баха – Карл Филипп Эммануил – работал клавесинистом в оркестре этого просвещённого монарха.

Бах умер 28 июля 1750 года в возрасте 65 лет, как сообщалось, от «последствий неудачно проведённой операции на глаза». Помимо многочисленных музыкальных инструментов, в его имуществе были найдены книги, написанные выдающимся религиозным реформатором Мартином Лютером.

После смерти Баха его известность как композитора резко пошла на убыль, а его музыка долгое время считались «старомодной». Куда более известными стали его сыновья, которые писали в общем-то «эстрадную» музыку, которая, достигнув своих высот у Гайдна и Моцарта, стала именоваться «венской классикой». Восстановлению былого величия И. С. Баха во многом способствовало исполнение его «Страстей по Матфею» в Берлине в 1829 году, организованное немецким композитором-романтиком Феликсом Мендельсоном. Присутствоваший на концерте философ Г. В. Ф. Гегель впоследствии назвал Баха «великим, истинным протестантом».

Музыка Баха всегда немного приподнята над миром. Источник ея величия – это вера автора, это его вера в истинное существование единого Бога. Поэтому и жил и творил Бах размеренно, без суеты. И чувства, выражаемые его музыкой, – это чувства не совсем Человека, но, скорее, вочеловеченного Бога. Это Его радости, Его печали, Его страдания. Музыковед Болеслав Яворский имел все основания назвать музыку Баха «звучащим Евангелием».

Неудивительно, что музыка Баха, написанная для церкви, была больше, чем исполнением его служебных обязанностей. Он писал её, потому что верил, а не потому, что это было средством заработать на хлеб себе и своей многочисленной семье.

Музыка и вера шли у него рука об руку. В Библии, принадлежавшей Баху, можно найти комментарий, написанный его рукой, к отрывку из главы 25 книги 1-й Паралипоменон: «Все они под руководством отца своего пели в доме Господнем с кимвалами, псалтирями и цитрами в служении в доме Божием…». Композитор написал там следующее: «В религиозной музыке, Бог всегда присутствует Своей благодатью».

Соответственно, музыку Баха может подобающим образом воспринять, а также исполнять лишь глубоко верующий человек. Эту мысль, в частности, хотел подчеркнуть российский органист А. В. Фисейский в 19-часовом марафоне, в течение которого были исполнены все дошедшие до нас органные произведения Баха. Это событие состоялось в 2000 году в Германии, в одной из церквей г. Дюссердорфа, и было приурочено к 250-летию со дня смерти Баха.

Вот почему музыка И. С. Баха оказывает столь неотразимое воздействие на слушателя, пробуждая в нём чувство чего-то непостижимого и неотвратимого. Прекрасно выразил это чувство поэт Иосиф Бродский:

  • Каждый пред Богом
  • наг.
  • Жалок,
  • наг
  • и убог.
  • В каждой музыке
  • Бах,
  • В каждом из нас
  • Бог.
Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s