Ференц Лист: Художник, Ставший Монахом

Лист – великий венгерский пианист и композитор. Он родился в 1811 году в королевстве Венгрия, входившем тогда в Австрийскую империю. Отец его работал управляющим в имении князей Эстергази. Он прекрасно владел несколькими музыкальными инструментами и играл в оркестре, причём ещё в то время, когда им руководил сам Йозеф Гайдн. В юности он был послушником ордена Францисканцев. Позднее он покинул орден, но долгое время сохранял дружбу с одним из монахов ордена. Возможно, поэтому он назвал своего единственного сына Franciscus, или, по-венгерски, Ференц. Мать будущего композитора была австрийка, и в семье говорили на немецком, так что маленького гения чаще всего звали «Франц».

Естественно, что первым учителем музыки для Листа был его отец. Кроме того, в местной церкви он научился петь и играть на органе. Первый публичный концерт Листа состоялся, когда ему было 8 лет. Одарённого мальчика заметили богатые меценаты, и у Листа появилась возможность продолжить своё обучение в Вене, куда он с отцом приезжает в 1821 году.

В австрийской столице учителем Франца по фортепиано стал знаменитый сочинитель этюдов Карл Черни, который занимался с ним бесплатно. Теорию музыки Листу преподавал Антонио Сальери (по-видимому, последний не увидел в своём новом ученике достойного соперника, так что на сей раз обошлось без отравления). Пребывание Листа в Вене было увенчано поцелуем самого Бетховена, который был запечатлён на юном даровании после одного из его блестящих выступлений. Но этот поцелуй оказался для Листа отнюдь не итогом, но именно залогом его дальнейшего восхождения к новым вершинам мастерства.

В 1823 году Лист едет в Париж, чтобы поступить там в консерваторию. Однако тогдашний директор консерватории Л. Керубини воспротивился его поступлению. Листу приходится заниматься с консерваторскими педагогами частным образом. С утра до ночи Франц – теперь уже Франсуа – Лист мотается по ученикам. Кроме того, он часто выступает на концертах, для которых он начинает сочинять свои виртуозные пьесы.

В 1827 году умирает его отец. Уход из жизни родного и близкого по духу человека тяжело переживается юношей-Листом. На несколько лет он отходит от светской жизни. В это время он много читает, восполняя пробелы в своём образовании. Кроме того, он часто беседует со своим духовным наставником – аббатом Ламеннэ – человеком широких взглядов, пытавшимся связать учение Христа с идеями общественного переустройства. Идеи эти оказались созвучными Листу, которого тяготило несовершенство мира, царившие вокруг зло и несправедливость. Кроме того, его, как Художника, тяготило положение «паяца» и отсутствие подлинного понимания.

Июльская революция 1830 года вселяет в Листа новыя надежды и возвращает его к общественной жизни. Он возобновляет концертную и творческую деятельность. Расширяется его круг общения. Среди его ближайших знакомых – литераторы А. Дюма, В. Гюго, А. Мюссе. Сильное воздействие на него оказала «Фантастическая симфония» Г. Берлиоза; он делает ея фортепианное переложение. В Париже гастролирует скрипач Н. Паганини, игра которого подвигает Листа к достижению новых вершин технического совершенства; он делает переложения его «Каприсов». Знакомство с Ф. Шопеном усиливает поэтические и романтические стороны творческой натуры Листа.

В 1835 году Лист увлекается графиней Мари д’Агу – любительницей искусств и немного писательницей – и уезжает вместе с ней в Швейцарию. При этом Лист продолжает концертировать. Его концерты теперь носят во многом просветительский характер. Он пытается «воспитывать» аудиторию. С помощью своих блестящих переложений он знакомит слушателей с симфониями и концертами Бетховена, операми Верди и т. д. Кроме того, он ещё выступает как публицист – в соавторстве со своей возлюбленной он пишет статью «О роли искусства и положении художника в современном обществе».

В 1839 году происходит разрыв Листа с д’Агу. Он решает потратить крупную сумму денег на восстановление памятника Бетховену в Бонне, а также на помощь пострадавшим от наводнения в Венгрии. Изъятие такой суммы из «семейного» бюджета означало конец относительно оседлой и обеспеченной жизни и возобновление жизни «бродячей». Графиню такая перспектива не устраивала, тем более что за время их романа у них появилось трое детей. Поэтому Мари с детьми возвращается в Париж, где воспитывать детей ей будет помогать мать Листа. Сам же Лист едет в родную Венгрию.

«Годы странствий» Листа продолжаются до 1848 года. За это время он несколько раз объехал вокруг Европы. Виртуозность Листа достигает непревзойдённых высот. Его буквально носят на руках. Но он не теряет голову. Он продолжает популяризировать великие образцы музыкальной классики. Кроме того, значительная часть сборов от его концертов идёт на благотворительность, в том числе, на обустройство гимназий, на создание пенсионных фондов для музыкантов, и даже на строительство Кёльнского собора.

Бывал Лист и в России, где его игрой восхищались многие выдающиеся деятели русской культуры. Сам же он восхищался игрой Антона Рубинштейна, которого он считал своим фортепианным наследником. Листу очень понравилась молодая русская классическая музыка, в частности, М. И. Глинка; он делает несколько фортепианных переложений произведений русских композиторов. Лист также имел опыт непосредственного общения с русским самодержавием. Здесь он остался верен «заветам» Бетховена – никакого подобострастия по отношению к сильным мира сего. Во время концерта в Зимнем дворце у Листа произошёл «обмен любезностями» с императором Николаем 1-м. В результате его ему было предписано покинуть страну в 24 часа.

Тем не менее, Лист ещё неоднократно появлялся в России. Во время своих гастролей в Киеве в 1847 году он встречается со второй своей большой любовью. Это была княгиня Каролина Витгенштейн (урождённая Ивановска), которая стала верной подругой Листа и оставалась таковой до конца его дней. Ради него она пожертвовала всем и втайне бежала к нему со своей маленькой дочерью.

Неожиданно российское самодержавие повернулось к Листу своей милостивой стороной: покровительство любовникам оказала сестра российского императора, великая княгиня Мария Павловна. Она приглашает их обоих в Веймар – столицу небольшого княжества, правительницей которого она была, и Листу предлагалось стать «куратором» музыкальной жизни города.

Лист с радостью принимает приглашение великой княгини, тем более что к тому времени он разуверился в идее использования концертной эстрады для просвещения публики. Ни успех, ни виртуозность, ни даже искусство как таковое, уже не были для него самоцелью. В искусстве он, скорее, видел средство возвышения человека к восприятию некоей высшей реальности, «мира горнего», который недоступен для человека в суете повседневности. В 35-летнем возрасте, на пике своей популярности, он оставляет исполнительскую деятельность.

Годы, проведённые в Веймаре, оказались самыми плодотворными для Листа-композитора. Он приводит в порядок свои наброски, заканчивает и перерабатывает множество своих сочинений. Обретают зримые очертания его «Годы странствий», появляются оба фортепианных концерта, рапсодии, новые этюды, знаменитая соната си-минор, а также его оркестровые сочинения. Со всего мира к Листу приезжают молодые музыканты, чтобы поучиться у него исполнительскому мастерству. Один из них – Ганс фон Бюлов – стал мужем его дочери – Козимы.

Не оставляет Лист и просветительства, только здесь он уже выступает в качестве постановщика и дирижёра. В Веймаре ставятся оперы, дотоле не ставившиеся, в том числе современные, как, например, «Геновева» Р. Шумана и «Лоэнгрин» Р. Вагнера. В симфонических концертах также звучат многие не исполнявшиеся ранее произведения, в том числе, Ф. Мендельсона и Г. Берлиоза, а также работы самого Листа. Совместно с Каролиной, Лист пишет различные очерки и статьи, а также книгу «Жизнь Шопена» – дань памяти своему безвременно ушедшему другу.

И вот над этим, можно сказать, безоблачным во всех отношениях периодом жизни Листа сгущаются тёмныя тучи. В 1859 году умирает его сын, а в 1862 – одна из двух дочерей. Кроме того, неудачей кончается попытка Каролины и Листа оформить их отношения: согласие от папы Римского было получено, но российское самодержавие – теперь уже в лице «прогрессивного» Александра II – вновь показало свою «несдвигаемость». Франсуа и Каролине не суждено было стать законными мужем и женой. Они переезжают в Рим, но живут они в разных домах.

В 1865 году Лист принимает монашеский сан ордена францисканцев Римско-католической церкви. Возможно, в этом был элемент театральности. Как бы там ни было, поступок Листа указывал направление, в котором следует искать выход из порочного круга мира сего. Его порыв к «миру горнему», столь отчётливо звучащий в его творчестве, находит своё выражение и в его повседневной жизни. Он продолжает сочинять, но уже большей частью в жанре церковной музыки.

Его монашество не препятствует его активному участию в общественной жизни, которую он, кончено же, воспринимает как суету, но как необходимую суету. Последние годы жизни «отец Лист» проводит, курсируя между Римом, Веймаром и Будапештом. Он продолжает сочинять, в том числе, светскую музыку, а также преподаёт. Среди его учеников двоюродный брат С. В. Рахманинова – А. И. Зилоти. К нему приезжают его коллеги-композиторы, в том числе А. П. Бородин и П. И. Чайковский.

В 1869 году дочь Листа, Козима, разводится с Гансом фон Бюловым и выходит замуж за Рихарда Вагнера. Лист болезненно переносит эту очередную неприятность, тем более он считал Вагнера своим лучшим другом и единомышленником. Но, видя, что поступок Вагнера был, скорее, проявлением его благородства, а вовсе не вероломства, Лист постепенно «оттаивает» и принимает сложившееся положение вещей. Интересно, что потомок двух гениев – Зигфрид – стал известным композитором и дирижёром, а также популяризатором наследия своего отца и деда.

Смерть застала великого музыканта-романтика в Байрейте, на одном из фестивалей музыки его не менее знаменитого зятя. Это случилось 31 июля 1886 года, года Листу было 74 года.

Лист – мыслящий художник. Музыка для него – не самоцель, но средство выражения некоей Идеи. И здесь Лист открыто заявляет о программности своей музыки. Но отнюдь не любая программа становится источником вдохновения для Листа-композитора. Особенно подходящими для программной музыки Лист считал «философские эпопеи», среди которых величайшая, по его мнению, – «Фауст» Гёте.

Пожалуй, наиболее ёмко указанная проблематика выражена в его фортепианной сонате си-минор. «Программа» этой сонаты – стремление Человека к некоему Идеалу, к достижению новых высот совершенства – это фаустианское начало в Человеке. Препятствует этому стремлению – сомнение, олицетворяемое образом Мефистофеля. Возвышенное и низменное борются в Человеке, и ни одному из этих начал так и не удаётся одержать верх.

Программность музыки Листа претерпела эволюцию, и её можно проследить по его фортепианному циклу «Годы странствий». В пьесах «Первого года» композитор стремится передать чувства, навеянные картинами Природы. Источником вдохновения для пьес «Второго года» являются великие произведения искусства – сюда, в частности, входит «Соната-фантазия по прочтении Данте». В «Третьем годе» уже преобладают религиозные мотивы.

Три «года», таким образом, становятся символами трех ступеней духовного восхождения Человека: Природа – Искусство – Религия (см. http://musike.ru/index.php?id=106).

Музыка Листа устремлена ввысь. Она, если не парит над миром, то, по крайней мере, уверенно отрывается от него1. И его монашество явилось естественным продолжением его «музыкального» порыва.

Следуя за великим романтиком – вознесём же наши сердца:

http://www.youtube.com/watch?v=0zQqOMfXZNM

_______________________________________________

1 Окончательно музыка «оторвалась» от мира у А. Н. Скрябина.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s