Фёдор Тютчев: философско-религиозный Поэт

Фёдор Иванович Тютчев родился 5 декабря 1803 года в дворянской семье в своём поместье недалеко от г. Брянска. Считается, что своими корнями семья Тютчевых восходит к одному крымскому татарину, который, тем не менее, был гражданином Венецианской республики и сподвижником Марко Поло. Детские годы поэта прошли в Москве, где он учился в классической гимназии. Его первой напечатанной работой стал перевод послания Горация к Меценасу.

Его семейным учителем был Семён Раич, который был одним из первых русских специалистов в немецкой философии и который позднее стал учителем другого поэта – Михаила Лермонтова. Затем Тютчев учился в Московском университете, где он специализировался в области филологии.

В 1822 году он поступил на службу в Министерство иностранных дел и был послан в Германию, г. Мюнхен, где провёл 22 года. Там он погрузился в атмосферу немецкого романтизма. Он увлечённо изучал немецкую философию. Он познакомился со многими выдающимися личностями того времени. Гейне называл Тютчева «одним из своих лучших друзей», а Шеллинг отзывался о Тютчеве как о «превосходном и наиболее образованном человеке, с которым всегда приятно вести беседу». Влияние немецкой поэзии и философии на творческое развитие Тютчева несомненно.

В 1836 году Тютчеву удалось опубликовать несколько своих стихотворений в «Современнике» – литературном журнале, главным редактором которого был Александр Пушкин. За последующие 14 лет Тютчев не опубликовал ни единой строки. Он относился к своим стихотворениям скорее как к «багателям», которые не стоит публиковать. Первое собрание его стихов было напечатано только 1854 году – это издание было подготовлено Иваном Тургеневым.

Тютчев умер в Царском Селе 27 июля 1873 года и был погребён в Новодевичьем монастыре в Санкт-Петербурге.

Поэзия Тютчева – это «идейная» поэзия в самом высоком смысле слова. Она действительно «больше, чем поэзия». Говоря иными словами, поэзия Тютчева – это во многом средство выражения Истины. И от этого его поэзия не становится хуже.

Всё, что происходит вокруг, имеет для Тютчева философско-религиозную подоплёку. Прежде всего, в его поэзии, слышатся отголоски первобытной религиозности. Здесь его не могло не привлекать такое явление, как гроза – одно из наиболее ярких проявлений игры божественных сил:

  • Гроза прошла, ещё курясь, лежал
  • Высокий дуб, перунами сражённый…

А его знаменитая «гроза в начале мая» заканчивается строфой, которая часто опускается в школьных хрестоматиях, но которая, на самом деле, несёт основную смысловую нагрузку стихотворения:

  • Ты скажешь: ветреная Геба,
  • Кормя Зевесова орла,
  • Громокипящий кубок с неба,
  • Смеясь, на землю пролила!

Вырастая из первобытных верований, Тютчев обращается к религии Природы.  Последняя для Тютчева – это не просто совокупность физических, химических и прочих «научных» явлений. По сути, это живое Существо:

  • В Ней есть душа, в Ней есть свобода,
  • В Ней есть любовь, в ней есть язык.

Но это не просто живое Существо. Природа для Тютчева – это соразмерное, прекрасное Существо. Это – Космос. Причём Космос этот не есть некая изначальная данность. Он происходит из Хаоса. Об этом, в частности, напоминает завывание ночного ветра, который поёт песни «про древний Хаос про родимый», столь созвучные «ночной душе».

Природа-Космос оказывается настолько близким чуткому Человеку, что Он не может не ощутить Своего родства с этим Сверх-Существом, а порой даже слияния с Ним:

  • Час тоски невыразимой!..
  • Всё во мне, и я во всем!..

Тютчев как будто предвосхищает итог бесконечного человеческого познания, которое, по сути, есть не что иное, как распознавание в Природе Человека. В этом разоблачении Природы содержится залог Ея грядущего преодоления, когда Человеку уже хочется не просто познавать, а творить, т е. когда Он перестаёт быть собственно Человеком. Конечно, Тютчев отдаёт должное Природе, он воспевает Ея величие. И всё же, он не считает Её самодостаточной и не склонен сводить Всю Истину к Ней:

  • Природа – сфинкс. И тем она верней
  • Своим искусом губит человека,
  • Что, может статься, никакой от века
  • Загадки нет и не было у ней.

Исчерпав все возможности, предоставляемые Природой, Тютчев уверенно движется навстречу религии истинного Бога. По его мнению, поистине существует всё же не Природа, а нечто Иное, Что человеку не так легко постичь: 

Есть нескудеющая сила,
Есть и нетленная краса
.

Истина для Тютчева не есть исключительно предмет изучения или созерцания. Она взывает к человеку и вынуждает его прилагать всесторонние усилия, чтобы приобщиться, приблизиться к Ней. Эта Истина открывается лишь тем, кто способен, «любя, страдать», кто способен «чужие врачевать недуги»,

Кто душу положил за други
И до конца все претерпел
.

В конечном счёте, Истина не может не проявить Себя. Ведь для Тютчева – Она не есть нечто отвлечённое. Собственно говоря, это – Бог. И это не просто «Бог». Это Бог, Который являет Себя миру. Это – Бог с человеческим лицом. Это – Богочеловек:

  • Когда пробьет последний час природы,
  • Состав частей разрушится земных:
  • Все зримое опять покроют воды,
  • И Божий лик изобразится в них.
Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s