Г. В. Плеханов – марксист, но не ленинец

Георгий Валентинович Плеханов родился в 1856 году в одном из сёл недалеко от города Липецка в семье мелкопоместного дворянина татарского происхождения. Его отец впоследствии удалился от помещичьих дел и устроился на работу в недавно созданном органе местного самоуправления – земстве.

В 1866 году будущий продолжатель дела Маркса поступил в военную гимназию в Воронеже, которую окончил с золотой медалью. Затем он учился в юнкерском училище в Петербурге.

В 1873 году умер его отец, после чего Георгий прервал своё военное образование и в 1874 году поступил в Петербургский горный институт. Во время учёбы в институте Плеханов проявил замечательную любовь к Знанию. Он много читал и размышлял над прочитанным. Речь его отличалась литературным богатством, в то время как мысли свои он излагал кратко и доходчиво. Всё это снискало ему уважение среди студентов и преподавателей. Более всего его увлекла химия, и он собирался продолжить соответствующую специализацию за рубежом.

В 1875 году Плеханов знакомится с одним из революционеров-народников Павлом (Пинхусом) Аксельродом, который и сбил молодого Плеханова с «пути истинного». Аксельрод посчитал увлечение Плеханова химией непозволительной роскошью и убедил его немедленно начать работать на революцию. Плеханов вступает в ряды тайной организации «Земля и воля», некогда созданной А. И. Герценом и Н. Г. Чернышевским, которая занималась борьбой с самодержавием и подготовкой крестьянской революции в России.

В 1876 году Плеханов организовал в Казани одну из первых политических демонстраций в России, в которой также участвовали члены рабочих кружков. Он обратился к собравшимся с пламенной речью. Демонстрация была разогнана, многие её зачинщики арестованы. Плеханову на сей раз удалось скрыться, однако впоследствии он неоднократно подвергался аресту.

В 1879 году «Земля и воля» раскололась на 2 организации, одну из которых возглавил Плеханов. Разногласия возникли в основном по вопросу о терроре как методе политической борьбы. Плеханов решительно и однозначно выступил против террора. Он считал терроризм безрассудством и пустой тратой революционной энергии. Кроме того, террор может спровоцировать такие репрессии со стороны правительства, которые сделают невозможным массовую агитацию. Однако большинство тогдашних российских революционеров всё же склонялись к террору. Непонимание со стороны соратников, а также преследования со стороны властей вынудили Плеханова покинуть Россию. В 1880 году он выезжает в Швейцарию. Первоначально он не планировал там надолго задерживаться, однако ему суждено было провести там без малого 40 лет.

За границей Плеханов увлёкся т. н. «историческим материализмом» – попыткой распространить основные положения учения Гегеля на развитие человеческого общества, которая была предпринята К. Марксом и его другом Ф. Энгельсом. В результате вера Плеханова в крестьянство как движущую силу Революции была основательно поколеблена. Он пришёл к выводу о невозможности коммунистического переустройства общества в аграрной, экономически отсталой стране. Вслед за Энгельсом, Плеханов осознал, что распад крестьянской общины в России уже начался, и стране ещё предстоит пройти «крестный путь» капиталистического развития.

Вышеуказанные взгляды Плеханов развил в своей работе «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», которая была написана в Лондоне и вышла в России в 1895 году. Эта его работа, равно как и ранее написанная – «Наши разногласия», была направлена против господствовавшей тогда в России идеологии народничества, делавшей ставку на крестьянскую общину, ведомую «критически мыслящими» и «нравственно продвинутыми» личностями. Народничество оставалось последним оплотом российской самобытности, красивой мечтой, за которую многие хватались в отчаянной надежде спастись от неумолимо надвигавшегося, преждевременного, глубоко чуждого им, хотя и «научного» марксизма, который, в конечном счёте, оказался ближе российской ментальности.

Убийство императора Александра II в 1881, последовавшие за ним репрессии, а также начавшийся промышленный бум в России – всё это подтвердило правоту взглядов Плеханова. В 1883 году он, вместе со своим старым другом П. Аксельродом, создаёт группу «Освобождение труда», целью которой было распространение марксизма в России, а также объединение марксистских кружков. «Группа» собрала вокруг себя многих выдающихся представителей российской интеллигенции, в том числе В. И. Ленина. В 1898 году была основана Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП). В 1900 году начинает выходить первая марксистская газета «Искра», в создании которой Плеханов и Ленин принимают непосредственное участие.

В 1903 году состоялся 2-й съезд РСДРП, где произошёл знаменитый раскол на «большевиков» и «меньшевиков». Плеханов какое-то время пытался оставаться «над схваткой», но, в конечном счёте, принял сторону «меньшевиков». Прежде всего, он выступил против чрезмерной централизации партии, обеспечивавшей контроль ЦК партии за составом первичных организаций. Здесь впервые обнаружились расхождения Плеханова с Лениным, которые в дальнейшем лишь углублялись.

Во время 1-й русской революции 1905-1907 годов Плеханов остаётся за границей. Не ставя под сомнение стратегические задачи марксисткой идеологии, он всё же настаивает на первоочередном осуществлении в России буржуазно-демократических преобразований. Большевики же, ссылаясь на своеобразие российских условий, выдвигали идею «перерастания» буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую. Плеханов выступал против такого «пришпоривания» истории, полагая, что Россия для коммунистической революции объективно никак не готова. Кроме того, он не считает РСДРП полноценной рабочей партией, поскольку большинство в ней составляют интеллигенты. Он выступает за союз пролетариата с мелкой буржуазией. Он также выступает против всероссийской стачки, тем более, против вооружённого восстания. Большевики же, со своей стороны, обвиняют Плеханова в догматизме, в увлечении теорией и пренебрежении революционной практикой.

В 1906 году происходит знакомство Плеханова с великим композитором, пианистом, философом и пророком А. Н. Скрябиным. Как ни странно, они понравились друг другу: их идеологические устремления были различны, но их роднила общность культуры. Под влиянием Плеханова Скрябин вполне овладел «историческим материализмом», хотя не сделался его сторонником. С другой стороны, в отношении Плеханова к Скрябину проявилась и широта взглядов марксиста социал-демократического толка, не обременённого большевистской нетерпимостью. Плеханов видит в Скрябине отнюдь не классового врага, но, скорее, союзника. «Музыка его, – отмечал Плеханов, – грандиозного размаха… Она представляет собой отражение нашей революционной эпохи в темпераменте и миросозерцании идеалиста-мистика”.

После затухания революции Плеханов, находясь в своём швейцарском изгнании, предаётся собственно научной деятельности. С учётом опыта революционной борьбы, в сфере его интересов сейчас уже далеко не химия, а философия, история и культуроведение. Он уже считается признанным классиком марксизма, и к нему приезжают за советом многие деятели культуры и политики.

Одновременно с Лениным Плеханов борется за «философскую чистоту» марксизма. Именно у Плеханова впервые можно встретить термин «воинствующий материализм» /materialismus militans/. Огонь своей критики он направляет против попытки своего однопартийца А. А. Богданова «обновить» марксизм и отделить Маркса от Энгельса. Плеханов подчёркивает, что здание  марксизма покоится на диалектическом материализме и распознаёт в богдановском «эмпириомонизме» разновидность субъективного идеализма. Впрочем, сам Плеханов так и не дошёл до простоты ленинского понимания познания как «отражения» и остановился на «иероглифах».

Во время 1-й мировой войны, когда идеи мировой революции и пролетарского интернационализма вполне овладели массами, Плеханов опять имел смелость выступить «против» и, как всегда, остался в меньшинстве. Он призвал россиян поддержать правительство и довести войну до победного конца. При этом он высказал, на первый взгляд, парадоксальную мысль, что поражение в войне приведёт лишь к укреплению самодержавия.

После февральской революции 1917 года Плеханов, несмотря на слабое здоровье, возвращается в Россию. Он полагал, что его приезд будет способствовать укреплению новой, демократической власти в стране, а также  сплочению всех общественных сил для борьбы с внешним врагом. Большевики обвиняли его в том, что он смыкается с либеральной буржуазией. Он этого не отрицал, поскольку он считал буржуазию союзником пролетариата на данном историческом этапе. «Апрельские тезисы» Ленина, где выдвигалась возможность победы социализма «в отдельно взятой стране», Плеханов назвал «безумием».

С октябрьской Большевистской революцией надежды на «естественное» развитие марксизма в России пали. Плеханов уехал в Финляндию, где вскоре скончался. Это произошло 30 мая 1918 года.

Как же так получилось, что «отец» русского марксизма оказался отвергнутым Революцией? Кто же, в конечном счёте, оказался прав: Плеханов или Ленин?

Дело в том, что указанные революционные события имеют мощную религиозную подоплёку. Материя, до Которой «докопались» философы, оказалась Богом. А у Него Свои законы развития. Будучи Личностью, Он, прежде всего, ищет, как вочеловечиться. Посему высшее проявление Материи – вовсе не «коммунизм», а именно личное воплощение. Иными словами, Материя должна показать миру Своё Лицо. Как некогда Материя улыбалась Марксу «всем своим чувственным блеском», так Она вскоре проявилась в ленинском прищуре, а затем и в сталинской усмешке.

Ленин оказался, пожалуй, наиболее ярким вочеловеченным воплощением Материи. При этом его борьба за «освобождение Человека» во многом была лишь прикрытием его истинных, «онтологических» устремлений. Напрасно меньшевики во главе с Плехановым пытались удержать указанный процесс в рамках «гуманизма»: было уже поздно. Настала пора проявиться этому уже вполне ощутимому, но ещё весьма грубому и неотёсанному Образу Божию. Соответственно, ничто уже не могло остановить большевиков в их решимости «идти до конца».

Впрочем, как Ленин, так и Сталин, к Которому перешли Его «божественные» свойства, Оба так и не поняли своей миссии. «Коммунизм» оказался лишь побочным продуктом указанного «мирового процесса». Подобно тому, как Природа «колеблется» между Телом, Душой и Разумом, Человеческое Общество, будучи высшим проявлением Природы, колеблется соответственно между коммунизмом, фашизмом и либерализмом. Возникнув и развившись, указанные учения с необходимостью приобретают вид религиозного культа. Конечно, чисто по-человечески, этого хотелось бы избежать, и, в житейском смысле, самая захудалая демократия всегда лучше любой «возвышенной» диктатуры. И здесь Плеханов был прав.

PS. Друг и соратник Плеханова, П. Аксельрод, умер в 1928 году в Берлине и до конца своих дней оставался убеждённым «меньшевиком». Он назвал Большевистский переворот «величайшим преступлением» и «контрреволюцией», отбросившей Россию назад, «во времена Ивана Грозного» (неслучайно Сталин чтил последнего как своего «учителя»). Будучи в эмиграции, Аксельрод даже пытался организовать интервенцию в большевистскую Россию с целью восстановления там политических свобод, завоёванных в ходе Февральской революции 1917 года.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s