Лев Толстой и «еврейский вопрос»

(памяти Г. А. Левита)

Был у нашей семьи добрый гений. Звали его Григорий Александрович Левит.

В переводе с еврейского его фамилия означает «священник» или «служитель культа». И он действительно оправдывал свою фамилию. В том смысле, что Он действительно был служитель в самом высоком смысле этого слова.

Он был мудр, как пророк, и милосерден, как Христос. На первый взгляд, у него была ничем не примечательная профессия – методист по лечебной физкультуре. Но именно благодаря этой профессии, он умел творить чудеса – хотя эти чудеса требовали немало времени и усилий, чтобы свершиться. Главное, что результат был тот же: человек, дотоле прикованный к постели, вставал и вновь начинал ходить. Когда я болел, он помогал мне. Когда мои знакомые болели, он помогал им. Причём делал он это совершенно безвозмездно.

О себе Григорий Александрович рассказывал мало. Родился он и провёл детство на Украине, и говорил он с украинским акцентом. В детстве он часто голодал. Когда он падал в обморок, его отец крепко сжимал его голову обеими руками, после чего он приходил в себя. Он хорошо знал немецкий. Какое-то время он жил в Германии (возможно, это было связано с продвижением Советских войск на Запад), квартируя в крестьянских семьях. Он хвалил немцев и приводил примеры житейской мудрости немецкого народа. Показывал привезённый из Германии  “трофей” – цитру (музыкальный инструмент). Последнее обстоятельство странным образом откликнулось впоследствии, когда я со своим педагогом по концертмейстерскому классу работал над романсом Р. Шумана «Из еврейских мелодий», где были такие слова: «Болит душа! Где твоя лютня, друг мой?»

Рекомендации Григория Александровича по “здоровому образу жизни” во многом напоминают систему нашего хирурга и просветителя Николая Амосова. Они достаточно просты и основаны прежде всего на том, что организму следует давать необходимую и достаточную физическую нагрузку. Только делать это надо с умом. Многие его рекомендации я помню до сих пор и стараюсь следовать им. Вот некоторые из них:

  • отдых должен идти впереди усталости;
  • наращивать мускульную силу можно и нужно, но до 40 лет;
  • постепенное вхождение в нагрузку, равно как и выход из нея;

  • нагрузка до пота;
  • наибольшая нагрузка на выдохе;
  • после нагрузки – упражнения для мелких групп мышц.

Поднимаясь вверх по эскалатору в метро, Григорий Александрович, по возможности, шёл пешком. Практически до последних дней своей жизни (он умер, когда ему было за 90) он бегал или ходил на лыжах.

Но не только физическая нагрузка заботила его. Он был человеком высоконравственным и был неравнодушен ко всякой несправедливости, творимой вокруг. Он даже пытался распространить нравственные законы на политику. Я помню, что он всегда выступал за то, чтобы «отпустить» т. н. социалистические страны. При этом он приводил в пример Финляндию, которой Ленин предоставил независимость. «Поэтому финны – это наши друзья», – говорил Григорий Александрович. Он также был против празднования Дня Победы и приводил в пример тогдашнего французского президента де Голля, который отменил празднование победы над Германией в своей стране, обосновывая своё решение тем, что «война кончилась». При этом, правда, он предоставил ветеранам достойную пенсию и жильё. Часто, слушая Григория Александровича, я по наивности думал: вот такого бы – в правительство.

Григорий Александрович был человек громадной эрудиции. Он много читал и привил мне любовь к книге. В поездки в общественном транспорте он всегда брал с собой «чтиво». Именно он впервые поведал мне шутку о том, что «человек в жизни должен прочитать 12 книг. Возникает вопрос: какие это книги? А вот чтобы узнать, какие это книги, надо прочитать и все остальные».

Особенно он увлекался собиранием афоризмов. Причём употреблял их всегда к месту и, как правило, на языке оригинала. Поистине это были начала мудрости, без которых, наверное, нельзя обойтись тому, кто вступает на стезю абсолютного познания.

Незадолго до своей смерти Григорий Александрович принёс мне тетрадный листок, исписанный его аккуратным, убористым почерком. Лёша, – сказал он, – вот что Лев Толстой говорил о евреях. Я немного удивился. Конечно, я знал, что мой старший друг – еврей, но на эту тему мы с ним никогда не говорили. Впрочем, я принял его подношение с благодарностью, не задавая лишних вопросов. В конце концов, так ли это важно: делаются ли благодеяния «просто так» или «из высших соображений». Светлой памяти Григория Александровича Левита я посвящаю публикацию этого его «завещания».

Лев Толстой и еврейский вопрос

  • /«Новый венский журнал» от 17.05.1931 г.
  • Неизвестное письмо Л. Н. Толстого/

До сих пор не внесена полная ясность во всех деталях об отношении Л. Толстого к еврейскому вопросу. Имеются различные толкования данной проблемы. Л. Толстой как-то отказался поставить свою подпись под воззванием, осуждающим погромы. Это обстоятельство дало повод обвинить Толстого в антисемитских тенденциях. Однако Толстой решительно выступил против антисемитизма в ответ на брошюру «Еврейское государство», присланную ему Теодором Вертом /скорее всего, имеется в виду Теодор Герцль – примеч. автора сайта/.

В настоящее время обнаружено ранее неизвестное письмо Толстого, посвящённое еврейскому вопросу и раскрывающее весьма важные мысли автора. Письмо найдено в архиве покойного еврейского политического деятеля Ф. Габая в Болгарии и опубликовано.

С лёгкой иронией Толстой спрашивает в письме: «Что такое еврей с точки зрения современной политики?» Ответ гласил бы: «Еврей – это изверг, эксплоатирующий землю в интересах своих хищнических устремлений; он совершает сделки («гешефты») лишь для извлечения наибольшей выгоды, не заботясь о благе потребителей и т. д.» «Попробуем, однако, – пишет Толстой, – сформулировать вопрос немного иначе. Выразим его так: Что это за призрак, который все властители и все народы мучили, уничтожали, вешали, изгоняли, с которым жестоко обращались, грабили все, начиная от египетских фараонов до современных юдофобствующих публицистов, от инквизиторов  до полицейских и мелких чиновников всех правительств.

Что это за призрак, который всё перенёс, имеет выдающихся людей среди всех культурных народов мира, имеет своих представителей в политике, экономике, юриспруденции, в правительстве, в армии, а также в науке и искусстве? Кто этот еврей, который после всех избиений и унижений вновь восставал полный сил, как живой упрёк своим гонителям и убийцам? Кто этот еврей, о котором утверждают, что он сверх меры жаден, и стремится к обогащению, но который не предаёт своей веры и принятого им образа жизни за блестящие и щедрые посулы своих угнетателей? Этот еврей – Прометей, принёсший нам в неба огонь и сделавший его доступным всему миру. Еврей, в течение столетий охранявший божественную мысль, является источником веры, благодаря которой возникли все остальные религии.

Еврей – пионер свободы. Ещё в те древние времена, когда человечество было разделено на господ и рабов, Закон Моисея запрещал держать людей в рабстве более шести лет. По истечении этого срока их отпускали на свободу без выкупа.

В ту жестокую, варварскую эпоху, когда человеческая жизнь ничего не стоила, Раби Акиба, величайший мудрец, не побоялся выступить против смертной казни. Синедрион, – сказано в Талмуде, – выносивший смертный приговор раз в семьдесят лет, назывался «судом смерти».

Еврей по своим гражданским и религиозным отношениям есть символ справедливости и вечности. Той вечности, которую нельзя искоренить ни огнём, ни мечом, ни гонениями и пытками.

Среди всех народов лишь еврею было предназначено открыть божественную идею, хранителем которой он был в течение многих веков и сохранил её для всего мира.

Еврей существовал и будет существовать, борец и глашатай свободы, равенства, культуры и терпимости к различным воззрениям и верованиям.

/Лев Толстой/

PS. Григорий Александрович умер в коридоре одной из московских районных больниц. Когда он туда поступал, врач приёмного отделения недовольно буркнул: «Вы что его сюда умирать привезли?» Григорий Александрович тогда уже не мог говорить. Было лишь видно, как слеза покатилась по его впалой щеке. Похоронен он был на заброшенном сельском кладбище. Но даже в этом прощальном уничижении проглядывала печать некоей высшей избранности.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s